kaffeesahne: (Blümchen)
В Шереметьево испытала острый приступ "бросить все, уехать в Урюпинск". После паспортного контроля очередь на досмотр, передо мной стоит женщина, даже, вроде бы, и не старая, может, лет 60, но ее определенно хочется называть бабушкой. Укладывает свою куртку в ящик, ящик ставит на ленту, видит, что я разуваюсь, и спрашивает, надо ли разуваться и ей тоже. Я про каждую свою пару обуви помню, звенит она при проходе через рамку или не звенит, и звенящие ботинки снимаю заранее, а надо ли разуваться по умолчанию в этом конкретном аэропорту, честно говоря, не помню. Она разувается, ставит обувь в ящик, ящик на ленту, и идет к рамке, держа в руках две сумки. Я ей объясняю, что сумки тоже надо на ленту. Она страшно, прямо страшно удивляется, ставит на ленту сумку побольше, идет к рамке с сумкой поменьше. Я ей объясняю, что и сумку поменьше тоже туда, она опять удивляется, охает, пытается впихнуть сумку к остальным своим вещам - а за ее вещами уже мой чемодан, а за моим чемоданом уже вещи следующего в очереди. А надо ли снимать шапку? А надо ли снимать часы? А проходить через рамку или где? И тут выясняется, что в одной из сумок у нее кухонный нож. Не очень большой, но и не так, чтобы маленький. Нож. В ручной клади. И опять она страшно, просто страшно удивляется, что брать с собой в самолет нож, оказывается, нельзя. 2017 год, кто-то совсем ничего не знает о правилах провоза ручной клади. Ни о маникюрных ножницах, ни о заостренных пилках для ногтей, ни о сыре, который может оказаться жидкостью... Другая вселенная. Прекрасная уютная вселенная, где можно не задумываться о том, что сочтут или не сочтут оружием при посадке в самолет. Правда, еще я думала, как же ее родные отпустили одну куда-то лететь.

***

Во Франкфурте я, честно говоря, немного надеялась, что меня встретит опять тот же пограничник. Это была бы хорошая байка. Но нет, встретил другой. И не стал задавать никаких вопросов, даже когда я сама предложила показать хотя бы обратный билет (не зря же я его распечатывала), отмахнулся, что нет, не надо. Куда катится мир? Где теперь искать хоть что-то постоянное и неизменное, как были постоянным и неизменным дурацкие вопросы в аэропорту Франкфурта? Надеюсь, что это количество виз и печатей у меня в паспорте перевалило за какую-то критическую отметку, после которой человека уже ни о чем не спрашивают.

***

Таксист по дороге в гостиницу мне рассказал, что русские - молодцы, борются с Путиным, на митинги ходят, на демонстрации, движуха и выражение собственного мнения, а немцы вот нет, немцы со своим правительством бороться боятся, на митинги ходить ленятся, фу быть такими, а вот русские - русские да. Прямо неловко как-то стало, что я давно на митинги не ходила.

***

В гостинице хозяйка сразу обниматься, сразу как долетела, и что нового, а у Хельмута грипп, а еще скоро карнавал, на тебе бутылку воды, ты же знаешь эту Германию, в выходные ни воды, ни лекарства, если понадобится, ничего вообще не купить, помню, когда я только сюда приехала... Собственно, из-за этого я и останавливаюсь обычно в этой гостинице, хотя она совсем простенькая. Когда столько времени проводишь в дороге, оказывается приятно приезжать туда, где тебя знают и встречают.

***

Городок окутывает удивительная хрупкая и прозрачная тишина. В больших городах такой не бывает. Вроде бы, слышно, как вдалеке проехала машина, и где-то во дворе играют дети, и отбивает время колокол, и птицы расчирикались, но все эти звуки не нарушают, а наоборот, подчеркивают эту тишину. И небо прозрачно-серое, только один яркий луч подсвечивает зелень на обочине. И вокруг - ни одного человека, как будто я тут одна. В Москве или других крупных городах всегда есть другие люди в поле зрения, и всегда есть фоновый шум, не просто проехала машина, а полная улица машин, не задумываясь ощущаешь присутствие остального человечества. А здесь я себя почувствовала в начальной сцене какого-нибудь кино не для всех. Что-нибудь об одиночестве, вымирании человечества, может быть, по мотивам Бредбери или Кинга. Но с другой стороны, нельзя сказать, что от этой тишины прямо так уж тревожно, все-таки это реальная жизнь, а не фильм, да и не первый раз я вижу маленький немецкий городок в середине дня воскресенья. Пытаюсь примерить это все на себя, хотела ли бы я так жить, нравилось ли бы мне так жить. Все-таки я люблю большие города, я люблю одиночество в толпе, я люблю ощущение жизни и движения. Но с другой стороны, я люблю Германию, и за два месяца, оказывается, успела здорово соскучиться. И пока я думаю, вдруг распахивается окно на мансарде дома напротив, из него высовывается женщина и шумно вытряхивает ярко-синий коврик. И тут же, как будто это было сигналом к действию, или, знаете, первым ударом старинных часов со всякими движущимися фигурками, по улице проезжает несколько велосипедистов, и из одного из домов выходят две девушки, а в другой стороне улицы какие-то подростки катаются на скейте, и к вокзалу подходят люди, покупают билеты в автомате, читают расписание - гифка догрузилась, картинка ожила.

***

Я поехала в Карлсруэ погулять в парке - он у них одновременно и зоо, и ботанический, и просто городской парк, и расположен прямо напротив вокзала. Я туда иногда езжу, когда прилетаю утром воскресенья, и, вроде бы, хочу чем-то заняться, но не хочу заниматься ничем, требующим умственных усилий. Там есть стая вызывающе-розовых фламинго, гуляющие по дорожкам утки и гуси и мой любимый японский садик, очень красивый. Садик, правда, по случаю зимы, выглядел скорее скромно, и большей части животных в вольерах не было. Зато были тюлени. Когда я их видела прошлый раз, они лениво болтались в воде и скучали. В этот же раз они резвились и красовались: выпрыгивали, ныряли, поднимали волну, плавали наперегонки, скакали на ластах по суше, поднимались на горку и прыгали в воду с нее, и катались по горке на боку, фыркали, лаяли и говорили "уруру" неожиданно высокими голосами, и подплывали вплотную к бортику, обозначая "вот я сейчас к вам вылезу" - молодцы тюлени. А я, к сожалению, не тюлень - страшно замерзла. То ли прогноз погоды меня обманул, то ли обещанные +9 сильно похолодали с тех пор, как я с ними в последний раз сталкивалась. Большую часть прогулки я в результате перемещалась рывками от одного отапливаемого помещения к другому. Кажется, не я одна - и обезьянник, и жирафятник были набиты довольно плотно. Один обезьян сначала метнулся к стеклу и злобно наорал на какого-то подростка, уж не знаю, чем тот ему не глянулся. Потом еще раз на него же огрызнулся, только что кулаком не погрозил, а потом уселся строго напротив, и пристально глядя на врага принялся яростно мастурбировать. Все зрители так оторопели от самого первого нападения, что даже никто из детей не спросил у родителей, что это обезьянка делает. А у жирафов, оказывается, длинный ярко-ярко-синий язык. Мне, собственно, и без этой детали жирафы никогда не казались реально существующими животными, причем чем больше я на них смотрю, тем менее реальными они мне кажутся.

***

На обратном пути ехала в одном вагоне с группой женщин и детей в одежде из ярко-синего искусственного меха, ярко-синих косматых париках и с лицами, выкрашенными все в тот же синий. И еще к парикам у них прикреплены такие белые шары с нарисованными зрачками, вроде как глаза. Я сначала не могла понять, что они изображают, потом увидела у них на коляске одного из детей фотографию монстра из улицы Сезам, кажется, знаете, того, который любит печенье. К карнавалу готовятся, наверное.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я же еще не рассказала, как я летела в командировку.

Я обычно предпочитаю приехать сильно заранее и сидеть два часа в аэропорту, чтобы точно не опоздать. Но тут прикинула, ехать час, на рейс я зарегистрирована, в аэропорту ориентируюсь, ну полтора часа там, куда больше-то, и при этом еще и полтора часа высчитала не от начала посадки, а от вылета. То есть, все нормально по времени, но без особого запаса. И, разумеется, именно в этот раз такси собрало все возможные пробки по пути. Вместо часа дорога заняла два с половиной. Из этих двух с половиной часов полтора мы с водителем радостно и подробно обсуждали все градостроительные инициативы - и плитку, и снос киосков, и ремонт в метро, и арки все эти. Кажется, это был первый раз, когда беседа с таксистом доставила мне искреннее удовольствие. Но в аэропорт я зашла за 10 минут до начала посадки. А я еще и именно в этот раз решила, что мне осточертело играть в лотерею "угадай, к чему из твоей ручной клади придерутся в этот раз", сказала себе, что все, нафиг ибо нефиг, не буду искать маленькую бутылочку для жидкости для снятия макияжа, возьму с собой маникюрный набор, утюжок маленький тоже возьму, сдам свой маленький зеленый чемодан в багаж и топчись оно все котом. Ну на рейс-то я само собой уже была зарегистрирована. Но когда и так времени впритык, а тебе еще чемодан сдавать, это конечно, веселье. Понятно, что сдавать его пришлось в обход очереди, и вообще, от входа в аэропорт и до посадки шла прямым курсом, нигде не останавливаясь. Повезло, конечно, что на всех досмотрах совсем не было очередей. Но вообще нервы-нервы.

В самолете рядом со мной летела милая пожилая дама, которая почему-то пыталась взять меня под крыло: уговаривала подстелить плед под спину, пыталась заказать для меня у стюардессы колу - ну знаете, стюардессы идут по проходу и предлагают напитки, до нас еще не дошли, я спокойно работаю, а эта дама спрашивает: "Вам заказать колу? У них есть кола". Почему именно колу, когда есть много разного, я не поняла. И вообще это было как-то странно.

Прилетать в хорошо знакомую гостиницу, где все свое и привычное, приятно. А что у владельца при виде меня задергался глаз, я думаю, это от радости. (На самом деле я с моей наблюдательностью могла просто не замечать тик в прошлые разы). В гостинице живет русский монтажник, знакомый мне по одному из прошлых проектов. И в этом проекте он тоже будет участвовать. Говорю же, все свои.

В этот раз мы мотаемся по нескольким мелким фирмам, три часа туда, три часа обратно, ночевки иногда там же на месте, иногда тут, в основном гнезде. Германия все-таки очень красивая. Каждый раз, когда я проезжаю через какой-нибудь из всех этих прянично-сказочных городков, где-нибудь в горах, покрытых лесом, ярко-зеленым с желтым и оранжевым, как старинная медь, покрытая патиной, я думаю, как это, вырасти в красивом месте, воспринимать красоту как нормальный, обычный и привычный фон. Как это влияет на восприятие окружающей реальности потом, на протяжении жизни. Правда, когда мы после нескольких часов дороги через горы выехали на ровное место, где вид до горизонта и простор, это оказалось практически как в метро, когда поезд выезжает из тоннеля на поверхность. Может быть, мне бы и не понравилось жить среди гор, тесно.

Я это в фоновом режиме на самом деле знала давно, но в этот раз впервые поняла: оборудование для очень серьезного крупного производства может поставляться совсем маленькими фирмами, на девять-двадцать человек. Приемная, полтора кабинета, переговорная, цех размером со спортивный зал в школе, там делаются станки, которые будут участвовать в производстве, скажем, каких-нибудь деталей для боингов, или для железных дорог, или для газопроводов, еще для чего-нибудь размашистого. Почему-то эта мысль меня завораживает.
kaffeesahne: (Blümchen)
В Германии в полном цвету фруктовые деревья. Три таких дерева, все в розовых цветах, растут вдоль дороги рядом с гостиницей - в сумерках кажется, что на улицу опустились три нежно-розовых облака. Зеленые поля, раскрывающиеся почки, цветущие нарциссы, несмолкающие птицы. И пахнет почему-то леденцами. Обидно уезжать из весны в самом прекрасном ее состоянии обратно в зиму, уговариваю себя, что зато у меня будет в этом году две таких весны. Как-то очень как домой приезжаю сюда в последнее время.

***

Съездила на выходные к Маше с Костиком. Хорошо. Удачно попала на выходные открытых магазинов - это тут редкость, и мы с Машей оторвались по шоппингу. Правда, сказать, что давай пойдем вон в тот аутлет, помню, я два года назад, когда была у вас в прошлый раз, нашла там целые залежи таких, знаешь, рубашек-просто офисных рубашек, моего размера, но я их тогда особо не носила и покупать не стала, а сейчас только их и ношу, пойдем, вдруг они там опять будут, придти в тот аутлет, обнаружить на том же самом месте те же самые залежи тех же самых рубашек-просто офисных рубашек, вот ровно того же самого размера, что два года назад, и осознать, что ты-то сама за два года набрала два размера и вышла за пределы этой линейки - это вот прямо очень обидно. Но всякого разного приятного все равно накупила. С Машей очень приятно ходить по магазинам: с одной стороны, если ей говоришь, что хочешь темную нейтральную куртку, то она тебя и подводит к темным нейтральным курткам, ничего не говоря по поводу того, нужен ли тебе или кому-то еще подобный предмет гардероба, или что тебе бы стоило примерить, скажем, розовую юбку, с другой стороны, если спрашиваешь, не отвечает не глядя, что да, все прекрасно, а может честно сказать, что нет, вот это сними. К тому же, уникальный случай в моей практике, человек понимает разницу между своим размером и размером другого человека, единственное известное мне исключение из правила: "о том, где можно купить нужную тебе вещь спрашивай только людей примерно твоей же комплекции". Я на самом деле очень редко могу ходить по магазинам с кем-то еще, а тут прямо такой приятный расслабленный день.

***

И еще мы были в шоколадном аутлете! Целый отдельный магазин с шоколадом Lindt, все в наклейках, сообщающих, что шоколадка или конфета может выглядеть хуже, чем ей положено, хотя и не понятно, насколько хуже - на первый и второй взгляд все в полном порядке, вроде бы, все несколько дешевле, чем в обычных магазинах, хотя мне показалось, что не так уж сильно дешевле, но зато гораздо больше выбор. В магазин, между прочим, пускают не просто так. Туда запускают группами, как в ночной клуб в американском подростковом фильме. Стоит мальчик-охранник в серьезной такой форме, с тоннелями в ушах и хитрой прической, запускает часть народа, остальным велит ждать. Остальные ждут, новые люди подходят, оптимистично устремляются ко входу, мальчик их разворачивает, велит ждать - они тоже ждут. Набирается толпа, сквозь витрину мечтательно глазеет на ящики с конфетами в блестящих обертках и на пирамиды кроликов, облизывается на выставленные шоколадки, переживает, что что же так долго не пускают. Те, кто в магазине, не торопятся выходить. Нам, бывшим советским детям, вспоминаются очереди и по две штуки в одни руки. Наконец охранник решает, что можно запускать, и запускает. И мы кидаемся смотреть, где тут что. Шоколадки с разной начинкой. Россыпи конфет. Коробки и пакеты с наборами. По поводу надвигающейся пасхи отряды кроликов, стада кур и груды яиц. И обычные вещи, которые легко найти и в любом гастрономе в России, и какие-то редкости. Стеллажи от пола до потолка, витрины, полки рядами, вращающиеся стойки. Готовые смеси для выпечки, банки с шоколадной пастой, флаконы с шоколадным соусом, упаковки порошка для горячего шоколада. И конфеты, и шоколадки, и еще конфеты. А я, между прочим, абсолютный шоколадный маньяк. Как я умудрилась вынести оттуда всего один мешок сокровищ, я, честно говоря, не очень понимаю, но вздыхала об утраченном рае я потом еще целый день.

***

Мне на фейсбуке давали понять, что было бы неплохо организовать сырную вечеринку. Я сначала загорелась, но потом поняла, что если ее устраивать, то я же захочу пригласить человек двадцать. А столько сыра, сколько в моей вселенной нужно на двадцать человек, я не то, что не дотащу - я чемодан не подниму. А приглашать людей, чтобы поделить на всех один кусочек пармезана - как-то не мой стиль. Ну и со временем не очень удобно, честно говоря. Так что с некоторой печалью решила от этой идеи отказаться, по крайней мере по состоянию на прямо сейчас.
kaffeesahne: (Blümchen)
Начав собирать вещи для поездки, обнаружила, что вся косметика, которая мне нужна в командировке, лежит в моей дорожной косметичке, а дорожная косметичка – в командировочном чемодане, который я до конца не разобрала после октябрьской поездки в Днепропетровск. Кто-то скажет, что это лень. Я предпочитаю слово «предусмотрительность». Ну и можно получить представление, как часто я в последнее время пользуюсь декоративной косметикой.

***

К слову о предусмотрительности. Не повторяйте моих ошибок. Если вы едете куда-то на несколько дней, шляпа – очень неудачный выбор головного убора. В аэропорту все время ходить со шляпой на голове жарко. Засунуть ее в рукав пальто или в сумку не получится. Таскать ее все время в руках, когда и так жонглируешь паспортом, посадочным талоном, сумкой с ноутбуком, снятым пальто и командировочным чемоданом (он у меня ручная кладь) – не то, чтобы нельзя, но и не то, чтобы сильно облегчало жизнь. В самолете со шляпой на голове и вовсе как-то тупо, засунуть ее в отделение наверху – помнут сумками, класть под впереди стоящее сиденье явно не хочется, можно держать на коленях, но тогда она мешает откинуть столик. В общем, не бог весть, какая проблема, но мне не понравилось.

***

Я поселилась в том же отельчике, что в прошлом году, в том же номере. В этом номере, довольно маленьком, почему-то две кровати. В прошлом году они целомудренно стояли каждая у своей стены. В этом году их почему-то сдвинули в центре комнаты. При этом конструкция кроватей не предполагает таких вольностей, так что между обоими матрасами зазор шириной с мою ладонь. То есть, если два постояльца и соберутся заняться какой-то совместной деятельностью, им в конечном итоге придется ограничиться одной из двух кроватей. Пытаюсь понять, в чем заключается мессидж. В остальном тут, кажется, ничего не изменилось, и в этом есть что-то умиротворяющее.

***

Если кому-то интересно, как себя повел русский инженер, когда обнаружил, что на совещании присутствует человек в инвалидном кресле, сообщаю: он себя повел образцово-показательно, то есть, за исключением того, что он отодвинул от стола пару стульев, чтобы Томасу было удобнее подъехать, он не сказал и не сделал вообще ничего, что бы показывало, что он заметил что-то необычное. Скажем честно, это в значительной степени улучшило мое мнение о русских инженерах. Но он мне и в остальном кажется глубоко вменяемым человеком. По сравнению с теми, с кем я работала в прошлом, прямо чудо чудное, диво дивное. Спокойный, уравновешенный, не косноязычный, не пытается по любому поводу продемонстрировать свою мнимую крутость, слушает собеседника… во чо бывает-то, кто бы мне три года назад сказал – так я бы и не поверила.

***

Комплимент года. Представитель фирмы-посредника (русский, живущий в Германии), говорит: «Нам тут московское бюро переводов прислало тестовое задание какой-то Елены. Это, случайно, не от тебя?» Я: «Хехе, ты себе представляешь, сколько в Москве Елен?» Он: «Елен, которые могут сделать перевод на твоем уровне? Я думаю, немного».
Сомнительный комплимент года от него же. Обычно каждому человеку, которого я перевожу в первый раз, я говорю: «Пожалуйста, говорите в своем обычном темпе, как будто меня здесь нет». И вот я перевожу, перевожу, перевожу, часа через три-четыре понимаю, что надо перевести дыхание. Делаю глазами в сторону этого товарища, он понимает, подхватывает, спустя пару фраз останавливается и говорит: «Пожалуйста, помедленнее, я не успеваю. И с паузами. Извините. Я живой человек. (пауза) А не (выразительный взгляд в мою сторону) …этот говорящий гугл-транслейтер».

***

В Шпайере в понедельник открылась рождественская ярмарка. После дня совещания мы поехали в этот город ужинать, и заодно прошлись. Огоньки, запах глинтвейна, украшенные витрины с елочными игрушками, свечками и формочками для печенья, радостная разогретая глинтвейном гуляющая толпа, мы тоже выпили по маленькой кружечке глинтвейна, не торопясь пробираемся через ярмарку к ресторану, я, включив автопилот, перевожу светскую беседу о сталелитейном производстве, глазею по сторонам, а вокруг старый красивый немецкий город, и праздник, и я понимаю, что в этот самый момент, в этой точке здесь и сейчас, моя жизнь абсолютно и несомненно идеальна. Все как-то именно ровно так, как оно должно быть. Я делаю то, что люблю, и делаю это хорошо. Я нахожусь там, где я люблю быть. А то, что сочетание получается абсурдным, и мое удовольствие от ситуации вряд ли понятно многим из тех, кто не я (хотя кому-то, я думаю, понятно) – ну так на том стоим, ура, мое любимое. Ощущение полной гармонии и безмятежного счастья.
kaffeesahne: (Lächeln)
Как уже знают те, кто читает меня и на фейсбуке, некоторые из нас одарены настолько альтернативно, что умеют ездить в командировки даже находясь в командировке.
Меня одолжили из того проекта, где я перевожу обучение, в другой проект, где только предстоит подписать контракт. И вот несколько часов на поезде - и я в Дюссельдорфе. Прошлись с одним из немецких начальников по старому городу - в темноте ничего толком не разглядела, но, вроде, симпатично. Поужинали в местной кнайпе. Такая прямо вся из себя самобытная пивная - обшитые деревом стены, деревянные лавки, гирлянды хмеля. Пиво варят свое, цвета крепкого чая, терпкое и отчетливо горькое. Между прочим, довольно новый для меня опыт, потому что я все-таки в основном бываю на юге Германии, а тут уже скорее север и все несколько другое. На юге если просишь принести маленькое пиво, тебе приносят 0,5, а тут стаканчики показались совсем крохотными. Приходишь, садишься, рядом с тобой оказывается кельнер - хмурый дядька средних лет, с подносом, уставленным этими самыми маленькими стаканчиками. Спрашивает: "Два пива?" И тут же ставит, и рисует карандашом на картонной подставке под стаканом две черточки. Допиваешь - он тут же оказывается снова рядом, с раздражением убирает пустые стаканы, ставит вместо них полные, рисует еще черточки. Заказываешь еду - пишет ее стоимость на том же картонном кружке. Просишь счет - считает в столбик карандашом там же (сфотографировала результат).
Ощущение, что в Дюссельдорфе все едят - прошлись по улице, где кафе, бары и рестораны прилеплены друг к другу непрерывной цепочкой, и все тротуары представляют собой одну сплошную открытую террассу.
Архитектура показалась не такой, как на привычном мне юге, но в темноте толком не рассмотреть.
За ужином разговорились с начальником о характерных немецких блюдах, он сказал, что они, кроме всего прочего, сильно зависят от местности. Я поинтересовалась, что считается характерным для Карлсруэ. Узнала в ответ, что на этот вопрос он ответить не может, потому что живет не в Карлсруэ, а в Шпайере, а это уже другая земля, другая местность, другая культура, другая еда. Рассказал про блюда, характерные для Шпайера. А вот что едят в Карлсруэ - это он сказать не может. От Карлсруэ до Шпайера, если что, час или около того на тихоходной электричке.
А еще пока мы ужинали, за соседним столом человек ел свиную ногу. Вот прямо такую, как у меня на фотографиях. Мы сидели, пили пиво, разговаривали, ели свой ужин - а он ел свиную ногу. Медленно, никуда не торопясь, кажется, не получая какого-то особенного удовольствия, но и не переживая, просто методично, кусок за куском отправлял свиную ногу внутрь себя через рот. Заедая картофельным пюре и квашеной капустой. И что бы вы думали? Он ее съел! Всю, целиком, в одно лицо. Горжусь тем, что мне удалось поприсутствовать при этом знаменательном деянии.
А завтра я буду переводить переговоры. Ура, мое любимое.
kaffeesahne: (Lächeln)
Цитируя одну из моих любимых блогеров, цитирующую одну из моих любимых героинь, "я ни умирла".
В воскресенье до поезда оставалось еще много времени и Женя повела меня гулять в монастырский сад. Монастырю, саду и прудам, выкопанным монахами, около 900 лет. Это удивительно умиротворенное место, все пропитанное тишиной и покоем.
Пожалуй, стоит признать: я далека от эстетики запустения, разрухи и прочего постапокалипсиса. Всякие руины - нет, это бывает, в общем-то, вполне мило, но все-таки церковь, которой уже сколько-то сотен лет, а она все еще стоит, и функционирует, и фахверковые дома вокруг нее - тоже не позавчера построены, а в них люди живут, и хорошо живут, небось, дома чистенькие, аккуратные, крыши черепичные, крошечные садики с розами и кипарисами - мне это все гораздо приятнее глазу и ближе сердцу.
В монастырском саду крошечные яблоньки с очень вкусными яблоками, и клумбы с растениями, подобранными по темам: сад влюбленных, ядовитый сад, сад поминовения усопших... а еще там растет липа. Эта липа - самое старое дерево Брауншвейка, ей около 600 лет, и она невероятная. Толстенный ствол уходит в высоту и теряется где-то там, смотришь вверх и голова кружится. Я и не знала, что липы бывают такими огромными.
А на пруду живут утки, гуси и лебеди. Толпа лебедей гуляла по дорожке, временами задирая прохожих: самый белый, самый длинношеий и красноклювый лебедь поджидал, когда к нему подойдет кто-нибудь из прохожих, и делал на него: "ФФФФФФФ". Я тоже подошла и сказала: "Ты такой красивый, ты такой прекрасный, давай я тебя поглажу". А лебедь, вот только что подпустивший меня на расстояние меньше вытянутой руки, встопорщился и ответил: "ФФФФФФФФФ". Кого-то мне это напоминает. Кого-то мне это определенно напоминает. Надя, у Понедельника в роду лебедей не было?
Девочка лет 6-7 попыталась покормить одного из лебедей кусочком хлеба. "Еда!" - сказали лебеди. "В атаку!" - сказали лебеди. "АААААААА, они все идут на меня!!!" - заверещала девочка. "О, еда! Где еда? Что дают?" - сказали утки и прочие маленькие птички и пристроились между выстроившихся свиньей и движущихся на девочку птиц-гопников. "А вы, мужчина, проходите, не задерживайтесь" - сказал самый белый, самый длинношеий лебедь. "ФФФФФ".
На обратном пути я самым идиотским образом пропустила поезд, пришлось ехать на следующем.
А теперь возвращаюсь к работе.
kaffeesahne: (Lächeln)
В пятницу после работы села на поезд и уехала в гости в Брауншвайг к Жене markot.
В этих краях есть замок, до сих пор находящийся в частных владениях. Т.к. содержание замка - дело накладное, владельцы подрабатывают тем, что разрешают проводить во дворе замка и на прилегающей лужайке разные мероприятия, которые хорошо смотрятся на таком фоне. Например, средневековые ярмарки. Лотки с сувенирами разной степени аутентичности, едой и напитками, средневековая музыка (волынки!) И танцы, множество народа в средневековых костюмах. (На полях: по моим наблюдениям немцы вообще любят переодеваться и с радостью пользуются любым поводом: хеллоуин? - здорово, переоденемся в какие-нибудь костюмы, карнавал - вообще отлично. От хеллоуина до карнавала многовато времени? Ну что ж, будем ходить на средневековые ярмарки). В общем, очень здорово. (Фотографии, как водится, в инстаграмме). Был еще обещан рыцарский турнир, но его мы не дождались по двум причинам: во-первых, он должен был состояться относительно поздно, а у нас на вечер были другие планы, а во-вторых, как выяснилось, в Средневековье шел дождь. С точки зрения создания настроения - очень в тему, но от хождения по мокрой травы мои ноги промокли чуть ли не по колено. Запасной обуви и джинсов у меня не случилось, так что пришлось импровизировать - быстренько забегать в пару магазинов. В результате я спонтанно стала обладательницей новеньких ботинок, двух пар дешевых джинсов, двух шарфиков и охапки разноцветных носков. Карты виза и мастер карт не берут и здесь. Причем даже не пробуют, не спрашивают о стране или банке - просто вообще не хотят визу и мастер карт.
А переодевшись в сухое и теплое мы с Женей и ее мужем опять поехали в город. Для начала в ресторан, где я попробовала запеченную свиную ногу. Люди, не повторяйте мою ошибку! Немецкая кухня в целом ориентирована на здоровенного мужика, который весь день много и старательно работал, вечером пришел домой, тяпнул пива и хочет хорошо поесть. Одной порции свиной ноги запросто хватило бы двоим, а то и троим людям, даже и с очень хорошим аппетитом. При этом это ужасно вкусно - хрустящая корочка, мясо буквально тает во рту. Очень хочется доесть, но доесть нет никакой возможности.
А потом мы гуляли по городу, где проходило мероприятие под названием культурнахт - в разных местах выступали музыканты самых разных направлений: в церкви играл орган, в холле музея пели оперные арии, на улицах были шарманщики, и акапелла, и рок, и фламенко... еще раз очень здорово.
Мне иногда разные люди говорят, что я живу их мечтой. А я думаю, что жить чей-то чужой мечтой - довольно грустное занятие. Но гуляя по красивому немецкому городу в отличной компании, слушая разную музыку, представляя, как буду рассказывать об этом вечере на работе, я всей собой почувствовала, что я очень люблю свою жизнь, и хотя она складывается как-то очень странно, пожалуй, мне это в конечном итоге все-таки нравится.
kaffeesahne: (koala)
Оказывается, я совсем забыла, насколько Германия вымирает в выходные.
Я написала прошлый пост и собралась было поработать, но вместо этого заснула, что в общем-то не удивительно. Через час или два проснулась и отправилась на поиски еды или кого-нибудь, кого можно было бы съесть спросить о еде и еще паре вещей. Гостиница пустая. Пустые коридоры, пустой закуток с холодильником и микроволновкой, пустые террасы, пустой зал для завтраков, кажется, что вдруг оказалась в каком-то фильме ужасов, или вот еще была такая книжка, где для всех, кроме горстки людей, остановилось время, или какой-нибудь Бредбери - всё на месте, а людей нет. Спустилась в подвал - хозяйка гостиницы мне сказала, что там живет нужный мне утюг, в подвале шумят стиральные машины, людей нет. Поднялась, вышла на улицу - на улице пусто. Ни машин, ни пешеходов - все вымерло. Т.е. правда чувствуешь себя единственным выжившим человеком на земле. Ну вот представьте - только что ты была в Москве, у тебя были Наденька, и Аня, и котики, был холодильник с едой, был родной привычный мир. Буквально только что. И вдруг ты стоишь не выспавшаяся, с раскалывающейся головой, голодная как черт, злая как десять чертей где-то посреди нигде в Германии - а вокруг ни души. Нормально вообще?!
Минут пять посидела на лестнице, пытаясь придумать, как жить дальше - я от недосыпа и так-то плохо соображаю, а тут еще это ощущение нереальности происходящего, правда сложно сориентироваться, что и как, вернулась к себе, нажаловалась на жизнь в комментах - тут-то ко мне и постучался хозяин гостиницы, рассказал, где тут можно быстренько купить что-нибудь съедобное, сказал, что завтрак тут начинается в 6 утра, а в 6:45 нам с ним надо будет выдвинуться в сторону работы, велел чувствовать себя как дома (угу), предостерег, что место с едой работает до 18:00 (страна непуганых жаворонков) и исчез. Я встрепенулась и кинулась добывать еду. И опять - иду по улице, а вокруг ни души. Ни людей, ни машин, ни велосипедистов - никого. Правда, одуряюще пахнет скошенной травой, хвоей и цветами, и некоторые домики симпатичные, думаю, если пообвыкнуться, то жить можно, но ведь никого же! Вообще никого! Истинно говорю, в Москве в два часа ночи в дождь и слякоть, посреди промзоны не бывает настолько безлюдно, как в немецком городке теплым и солнечным воскресным вечером.

Можно было бы еще процитировать разговоры в джитоке об этом всем с Наденькой и с Сашкой, но нельзя, потому что там из цензурных слов только "Алексин".
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
В этот раз в командировку летела не с инженерами, а с юристами. Со мной одним рейсом летели мужчина и женщина плюс-минус моих лет, женщину я уже знала по прошлым переговорам, мужчину увидела впервые. Повторюсь, мой ровесник, но выглядит не на уверенных десять лет старше, а, пожалуй, даже чуть младше, одет не в куцый костюмишко, выданный вместе с дипломом и с тех пор ни разу не стиранный, а в нормальные джинсы и футболку, чистые, глаженые, хорошо сидящие на хорошей фигуре. Правильно расставляет ударения, складывает слова в правильные грамматические конструкции, не пытается каждой фразой самоутвердиться за счет собеседника, в аэропорту ориентируется самостоятельно, не пытаясь изобразить малолетнее дитятко при мамке-переводчице, плюс всякие мелочи, типа вопроса, не хотят ли дамы в ожидании рейса попить кофе или предложения понести дамам их сумки. Первое ощущение: "Чудо. Как оно есть - чудо. Не бывает же. Чудо, откуда ты? Как ты попало на нашу грешную землю? Чудо, не исчезай, дай я на тебя хоть издалека полюбуюсь". После осознания первого ощущения более трезвая мысль: "Да ладно, просто обычный мужчина, внешность достаточно заурядная, манеры - обычные, приятные, но ничего выдающегося". Как же все-таки губительно сказывается на восприятии реальности долгое пребывание рядом с моими инженерами!
Дорогой дедушка Мороз, раз сейчас как раз сезон, я придумала, что мне подарить: пусть вокруг меня будет как-то побольше приятных глазу адекватных мужчин, тем более, что побольше, чем сейчас не должно быть как-то слишком сложно. Для начала в чисто эстетических целях, о практических поговорим отдельно.

***

Прилетев во Франкфурт, со мной случилась пичалька. Я же твердо рассчитывала провести три дня среди нормальной европейской зимы: листья на деревьях, зеленые газоны, цветы на клумбах. Прилетаем - а там спешели фор ми выпал снег, так что и деревья, и газоны, и клумбы покрыты белой дрянью, под ногами каша, косматое серое небо можно достать рукой, если встать на цыпочки, и с этого неба медленно и неотвратимо падают здоровенные куски замерзшего безобразия. Ладно, признаюсь: покрытые снегом сосны, если смотреть на них через окно, кажутся красивыми даже мне (не понимаю, откуда такое искажение восприятия), но обидно же: едешь на такси из Франкфурта в Вагхойзель, а судя по картинке тебя везут из Северного района г.Воронежа в Юго-западный по окружной, время от времени зачем-то выруливая на Курскую трассу. Пичаль как она есть.

***

Гостиница, в которой нас поселили, была построена в середине девятнадцатого века. Мне показалось, что те, кто оформлял номера, воодушевлялись оформлением борделей именно того периода. Ну вот как-то так я их себе представляю: зеркала на всех вертикальных поверхностях, честно, одно из них - от пола до потолка и шириной метра два, там, где нет зеркал - гравюры и всяческие светильники в завитушках, небольшая, но от этого не менее хрустальная люстра, белые комодики, кресла на кривых ножках, высокая жесткая кровать... миленько, ничего не скажу, и обилие зеркал, безусловно, здорово расширяет пространство, но! когда человек встал в три утра, черт знает сколько времени провел в самолетах (я летела с пересадкой и второй рейс еще и задержали), из аэропорта поехал на переговоры и работал там не закрывая рта до глубокого ночера, первый раз за день поел только ближе к немецкой полуночи (а по московскому времени, значит, опять в три утра), выпив при этом некоторое количество вина, заполировав его глотком шнапса, вот так навязчиво показывать этому человеку, как он в данный момент выглядит - ни что иное, как бессмысленная жестокость. Кому-то ха-ха, а меня кошмары мучили. Утром просыпаюсь, включаю свет на предмет "где я?" - а напротив кровати то самое зеркало во всю стену. А в зеркале я, вся такая после вчерашнего. Ну вот за что?

***

И еще о бессмысленной жестокости. Представьте, рождественская ярмарка в немецком городке, лотки с восковыми свечами, мылом ручной работы, засахаренными орешками, елочными игрушками, серебряными украшениями, подсвечниками, пряностями, глинтвейном, пряниками, какими-то изделиями народных промыслов и прочими магнитиками на холодильник штучками - всеми теми прекрасными вещами, без которых, безусловно, легко можно обойтись, но на которые так хочется долго и со вкусом попялиться. А тебя тащат мимо всего этого счастья на повышенной скорости, на бегу обсуждая устройство гидравлического пресса двойного действия усилием сто сорок меганьютонов. Ну вот разве можно так с живым человеком?

***

В гостинице моя добропорядочность подверглась тяжелому испытанию. В ванной на полочке перед зеркалом стояла уточка. Маленькая желтая резиновая уточка, такие обязательно присутствуют в кадре, когда в кино кто-то хочет принять ванну. Кража из гостиницы халатов и полотенец от меня находится в какой-то немного другой реальности, но как же мне захотелось забрать себе эту уточку! Да, совершенно ненужную и бесполезную, но такую милую, такую непохожую на гидравлический пресс двойного действия. Нет, не украла. Но очень хотелось.

***

В остальном:
переговоры оказались менее напряженными, чем я рассчитывала, с одной стороны, это значит, что и я вымоталась меньше, чем ожидала, но с другой - чувствую даже какое-то разочарование;
Хайдельберг очарователен, именно тот тип игрушечных немецких городков, на который я не могу надышаться (когда в следующий раз решу провести отпуск в Германии, обязательно заеду);
услышала в свой адрес комплименты не только от немцев (они меня каждый раз благодарят), но и от русских (а вот это что-то новенькое);
поняла, что начинаю любить рестораны, в какие мы ходим на деловые ужины, все эти замысловато свернутые тканевые салфетки, обилие приборов и бокалов, специально обученных официантов, дорогую еду с хорошим вином... я же в этих местах работаю, и работаю тяжело, раньше у меня был настрой "не надо мне этого всего, только отпустите", а в какой-то момент начала воспринимать неизбежные деловые ужины как бонус, интересно.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
В этот раз в командировку летела не с инженерами, а с юристами. Со мной одним рейсом летели мужчина и женщина плюс-минус моих лет, женщину я уже знала по прошлым переговорам, мужчину увидела впервые. Повторюсь, мой ровесник, но выглядит не на уверенных десять лет старше, а, пожалуй, даже чуть младше, одет не в куцый костюмишко, выданный вместе с дипломом и с тех пор ни разу не стиранный, а в нормальные джинсы и футболку, чистые, глаженые, хорошо сидящие на хорошей фигуре. Правильно расставляет ударения, складывает слова в правильные грамматические конструкции, не пытается каждой фразой самоутвердиться за счет собеседника, в аэропорту ориентируется самостоятельно, не пытаясь изобразить малолетнее дитятко при мамке-переводчице, плюс всякие мелочи, типа вопроса, не хотят ли дамы в ожидании рейса попить кофе или предложения понести дамам их сумки. Первое ощущение: "Чудо. Как оно есть - чудо. Не бывает же. Чудо, откуда ты? Как ты попало на нашу грешную землю? Чудо, не исчезай, дай я на тебя хоть издалека полюбуюсь". После осознания первого ощущения более трезвая мысль: "Да ладно, просто обычный мужчина, внешность достаточно заурядная, манеры - обычные, приятные, но ничего выдающегося". Как же все-таки губительно сказывается на восприятии реальности долгое пребывание рядом с моими инженерами!
Дорогой дедушка Мороз, раз сейчас как раз сезон, я придумала, что мне подарить: пусть вокруг меня будет как-то побольше приятных глазу адекватных мужчин, тем более, что побольше, чем сейчас не должно быть как-то слишком сложно. Для начала в чисто эстетических целях, о практических поговорим отдельно.

***

Прилетев во Франкфурт, со мной случилась пичалька. Я же твердо рассчитывала провести три дня среди нормальной европейской зимы: листья на деревьях, зеленые газоны, цветы на клумбах. Прилетаем - а там спешели фор ми выпал снег, так что и деревья, и газоны, и клумбы покрыты белой дрянью, под ногами каша, косматое серое небо можно достать рукой, если встать на цыпочки, и с этого неба медленно и неотвратимо падают здоровенные куски замерзшего безобразия. Ладно, признаюсь: покрытые снегом сосны, если смотреть на них через окно, кажутся красивыми даже мне (не понимаю, откуда такое искажение восприятия), но обидно же: едешь на такси из Франкфурта в Вагхойзель, а судя по картинке тебя везут из Северного района г.Воронежа в Юго-западный по окружной, время от времени зачем-то выруливая на Курскую трассу. Пичаль как она есть.

***

Гостиница, в которой нас поселили, была построена в середине девятнадцатого века. Мне показалось, что те, кто оформлял номера, воодушевлялись оформлением борделей именно того периода. Ну вот как-то так я их себе представляю: зеркала на всех вертикальных поверхностях, честно, одно из них - от пола до потолка и шириной метра два, там, где нет зеркал - гравюры и всяческие светильники в завитушках, небольшая, но от этого не менее хрустальная люстра, белые комодики, кресла на кривых ножках, высокая жесткая кровать... миленько, ничего не скажу, и обилие зеркал, безусловно, здорово расширяет пространство, но! когда человек встал в три утра, черт знает сколько времени провел в самолетах (я летела с пересадкой и второй рейс еще и задержали), из аэропорта поехал на переговоры и работал там не закрывая рта до глубокого ночера, первый раз за день поел только ближе к немецкой полуночи (а по московскому времени, значит, опять в три утра), выпив при этом некоторое количество вина, заполировав его глотком шнапса, вот так навязчиво показывать этому человеку, как он в данный момент выглядит - ни что иное, как бессмысленная жестокость. Кому-то ха-ха, а меня кошмары мучили. Утром просыпаюсь, включаю свет на предмет "где я?" - а напротив кровати то самое зеркало во всю стену. А в зеркале я, вся такая после вчерашнего. Ну вот за что?

***

И еще о бессмысленной жестокости. Представьте, рождественская ярмарка в немецком городке, лотки с восковыми свечами, мылом ручной работы, засахаренными орешками, елочными игрушками, серебряными украшениями, подсвечниками, пряностями, глинтвейном, пряниками, какими-то изделиями народных промыслов и прочими магнитиками на холодильник штучками - всеми теми прекрасными вещами, без которых, безусловно, легко можно обойтись, но на которые так хочется долго и со вкусом попялиться. А тебя тащат мимо всего этого счастья на повышенной скорости, на бегу обсуждая устройство гидравлического пресса двойного действия усилием сто сорок меганьютонов. Ну вот разве можно так с живым человеком?

***

В гостинице моя добропорядочность подверглась тяжелому испытанию. В ванной на полочке перед зеркалом стояла уточка. Маленькая желтая резиновая уточка, такие обязательно присутствуют в кадре, когда в кино кто-то хочет принять ванну. Кража из гостиницы халатов и полотенец от меня находится в какой-то немного другой реальности, но как же мне захотелось забрать себе эту уточку! Да, совершенно ненужную и бесполезную, но такую милую, такую непохожую на гидравлический пресс двойного действия. Нет, не украла. Но очень хотелось.

***

В остальном:
переговоры оказались менее напряженными, чем я рассчитывала, с одной стороны, это значит, что и я вымоталась меньше, чем ожидала, но с другой - чувствую даже какое-то разочарование;
Хайдельберг очарователен, именно тот тип игрушечных немецких городков, на который я не могу надышаться (когда в следующий раз решу провести отпуск в Германии, обязательно заеду);
услышала в свой адрес комплименты не только от немцев (они меня каждый раз благодарят), но и от русских (а вот это что-то новенькое);
поняла, что начинаю любить рестораны, в какие мы ходим на деловые ужины, все эти замысловато свернутые тканевые салфетки, обилие приборов и бокалов, специально обученных официантов, дорогую еду с хорошим вином... я же в этих местах работаю, и работаю тяжело, раньше у меня был настрой "не надо мне этого всего, только отпустите", а в какой-то момент начала воспринимать неизбежные деловые ужины как бонус, интересно.
kaffeesahne: (Sonnenblume)
Вернулась.

Гессен, Бад Гарцбург, Брауншвейг, Эрфурт, Зиген, Заарбрюкен, Фрайбург, Реклингсхаузен, Зальцгиттер, Вернигероде, Гессен.

Международная выставка металлообрабатывающего оборудования, переговоры на немецком, переговоры на английском, технические совещания, деловые ужины, техническое совещание во время делового ужина, конференция, торжественный ужин для особо важных клиентов с речами, живой музыкой и шоу, переговоры, экскурсия по заводу, экскурсия по городу, экскурсия по другому заводу, техническое совещание во время экскурсии по заводу, переговоры.

Разговоры до трех часов ночи о том что было и что будет, о жизни в Германии и в Москве, о работе, о русских и немецких мужчинах, о котиках, о тряпках, украшениях и кулинарных рецептах, об общих знакомых и просто о людях, о жизни. Прогулки по пешеходным зонам разных городов, в компании и в одиночестве, с рожком шоколадного мороженого или здоровенным, разваливающимся начинкой и капающим соусом дённером в руке, любуясь игрушечными пряничными фахверковыми домами, готическими соборами, ратушами, немецкими мужчинами, начинающими желтеть и краснеть деревьями, горами и ярко-синим небом. Расслабленный неторопливый на редкость удачный шоппинг. Гастрономические оргии, поезда и автобаны. Зоопарк, горы, торфяное болото и старинный замок. И снова разговоры до трех часов ночи. Великолепная погода и прекрасные люди. И последний вечер с грилем и разговорами вокруг костра.

Спасибо [livejournal.com profile] manikeeva, [livejournal.com profile] happy_hart, [livejournal.com profile] like_a_gypsy и [livejournal.com profile] markot за мой отличный отпуск.

Также хочу сказать, что по приезде к Зальцгиттер меня покусало кроликом.
kaffeesahne: (Sonnenblume)
Вернулась.

Гессен, Бад Гарцбург, Брауншвейг, Эрфурт, Зиген, Заарбрюкен, Фрайбург, Реклингсхаузен, Зальцгиттер, Вернигероде, Гессен.

Международная выставка металлообрабатывающего оборудования, переговоры на немецком, переговоры на английском, технические совещания, деловые ужины, техническое совещание во время делового ужина, конференция, торжественный ужин для особо важных клиентов с речами, живой музыкой и шоу, переговоры, экскурсия по заводу, экскурсия по городу, экскурсия по другому заводу, техническое совещание во время экскурсии по заводу, переговоры.

Разговоры до трех часов ночи о том что было и что будет, о жизни в Германии и в Москве, о работе, о русских и немецких мужчинах, о котиках, о тряпках, украшениях и кулинарных рецептах, об общих знакомых и просто о людях, о жизни. Прогулки по пешеходным зонам разных городов, в компании и в одиночестве, с рожком шоколадного мороженого или здоровенным, разваливающимся начинкой и капающим соусом дённером в руке, любуясь игрушечными пряничными фахверковыми домами, готическими соборами, ратушами, немецкими мужчинами, начинающими желтеть и краснеть деревьями, горами и ярко-синим небом. Расслабленный неторопливый на редкость удачный шоппинг. Гастрономические оргии, поезда и автобаны. Зоопарк, горы, торфяное болото и старинный замок. И снова разговоры до трех часов ночи. Великолепная погода и прекрасные люди. И последний вечер с грилем и разговорами вокруг костра.

Спасибо [livejournal.com profile] manikeeva, [livejournal.com profile] happy_hart, [livejournal.com profile] like_a_gypsy и [livejournal.com profile] markot за мой отличный отпуск.

Также хочу сказать, что по приезде к Зальцгиттер меня покусало кроликом.
kaffeesahne: (Brille)
В эту командировку я несколько опасалась ехать, по совершенно личной и довольно дурацкой для кого-то, кто не я, причине. Дело в том, что я люблю Германию, давно и сильно. Германия это страна моей первой серьезной любви, страна, где я провела самый счастливый (до недавнего времени) год своей жизни, это страна, в которой мне хорошо, красиво, вкусно, в которой я несколько раз хотела остаться жить и каждый раз не получалось, это страна, по которой я временами скучала до слез - просто вдохнуть воздух, услышать речь, почувствовать себя дома... а сейчас - не скучаю, не вспоминаю особо, не стремлюсь к маленьким игрушечным городкам, привыкнув к здешнему размаху. Вот и думала: и как оно будет? Вам случалось взрослыми перечитать книгу или пересмотреть фильм, которые до сноса крыши нравились в детстве и обнаружить, что креативчик-то, оказывается, так себе? Мне случалось несколько раз и каждый раз было жутко обидно. Не хотелось так же попортить свои впечатления от Германии, как-то даже неловко было - как в когда-то любимом человеке разочароваться. Или, вдруг, наоборот, вдруг бы меня накрыло ностальгией и я, еще не нагулявшись по Москве, опять стала бы страдать по булыжным мостовым и готическим соборам? А оно мне надо?

И с такими мыслями я прилетела, и вдохнула густой (в долине Рейна высокая влажность) теплый воздух, пахнущий цветами, и услышала объявления в аэропорту, и спросила дорогу, и поболтала о чем-то незначительном, и мне захотелось прошептать: "Hallo, liebes - привет, милая". Пока ехали в такси, по радио рассказывали о погоде, и о пробках на дороге, о каких-то местных новостях, и эта речь - глубокая, мягкая, с плюшевыми придыханиями на t, шершавыми ш, бархатными вокализациями, звучала для меня как лучшая музыка. И слова, когда я говорила сама, обволакивали мой рот тающей шоколадной конфетой. Это не влюбленность, от которой кружится голова и начинает чаще биться сердце, а спокойная давняя дружба, когда уже прекрасно знаешь, чего в каком случае можно ожидать, но по-прежнему интересно.

Хотя на самом деле той Германии я, как и ожидалось, увидела кусочек из окна машины там, кусочек из окна машины здесь, после ужина вышли из ресторана - ой, а вокруг-то Шпайер, собор, мостовая, домики, все прямо как настоящее, это ж я в Германии, надо же. А так - из аэропорта на такси в офис, там те же люди и те же темы для обсуждения, что в Москве, обед, продолжили совещание, ужин, в отель в полночь - к тому времени я не спала ровно 24 часа, из которых проработала не закрывая рта 14. То есть, да, конечно, стяжные шпильки, кузовные детали, раскатные машины и дробеструйные установки обсуждались не все это время, но перед началом переговоров господам хочется поговорить о климате, охоте и рыбалке (лексика: приток, песчаная почва, косуля, браконьер, плотва, сом, вялить рыбу), за обедом - о порядке назначения судей в разных странах и о службе в армии (лексика: коллегия адвокатов, прокуратура, разжаловать, спинной мозг, ракетные войска, суд присяжных, апелляция, военнообязанный, башня танка), а за ужином - о разном (лексика: разбодяженная водка, первач, прицеп, отраженный свет, стиль управления, испытательный срок, сезонный рабочий). Утром на машине в офис, еще 14 часов в том же режиме, ночью в отель, утром опять в офис, опять 14 часов, отель, и на следующий день еще 10 часов, для разнообразия не только переводя устно, но и с ходу на коленке правя русскую и - тадам - английскую части протокола встречи. И вечером в аэропорт. Такая вот культурная программа. И - да, товарищи, наступил момент посмотреть фактам в лицо: я крута. То есть, я действительно очень крута. Сама в шоке.

По пути в аэропорт болтала с таксистом, он сказал, что по моей речи очень трудно заметить, что я не местная, а я поняла, что мне как-то обидно уезжать - я же только-только вошла во вкус. А грустно от того, что пришлось уехать, не было - чего грустить, еще приеду.
kaffeesahne: (Brille)
В эту командировку я несколько опасалась ехать, по совершенно личной и довольно дурацкой для кого-то, кто не я, причине. Дело в том, что я люблю Германию, давно и сильно. Германия это страна моей первой серьезной любви, страна, где я провела самый счастливый (до недавнего времени) год своей жизни, это страна, в которой мне хорошо, красиво, вкусно, в которой я несколько раз хотела остаться жить и каждый раз не получалось, это страна, по которой я временами скучала до слез - просто вдохнуть воздух, услышать речь, почувствовать себя дома... а сейчас - не скучаю, не вспоминаю особо, не стремлюсь к маленьким игрушечным городкам, привыкнув к здешнему размаху. Вот и думала: и как оно будет? Вам случалось взрослыми перечитать книгу или пересмотреть фильм, которые до сноса крыши нравились в детстве и обнаружить, что креативчик-то, оказывается, так себе? Мне случалось несколько раз и каждый раз было жутко обидно. Не хотелось так же попортить свои впечатления от Германии, как-то даже неловко было - как в когда-то любимом человеке разочароваться. Или, вдруг, наоборот, вдруг бы меня накрыло ностальгией и я, еще не нагулявшись по Москве, опять стала бы страдать по булыжным мостовым и готическим соборам? А оно мне надо?

И с такими мыслями я прилетела, и вдохнула густой (в долине Рейна высокая влажность) теплый воздух, пахнущий цветами, и услышала объявления в аэропорту, и спросила дорогу, и поболтала о чем-то незначительном, и мне захотелось прошептать: "Hallo, liebes - привет, милая". Пока ехали в такси, по радио рассказывали о погоде, и о пробках на дороге, о каких-то местных новостях, и эта речь - глубокая, мягкая, с плюшевыми придыханиями на t, шершавыми ш, бархатными вокализациями, звучала для меня как лучшая музыка. И слова, когда я говорила сама, обволакивали мой рот тающей шоколадной конфетой. Это не влюбленность, от которой кружится голова и начинает чаще биться сердце, а спокойная давняя дружба, когда уже прекрасно знаешь, чего в каком случае можно ожидать, но по-прежнему интересно.

Хотя на самом деле той Германии я, как и ожидалось, увидела кусочек из окна машины там, кусочек из окна машины здесь, после ужина вышли из ресторана - ой, а вокруг-то Шпайер, собор, мостовая, домики, все прямо как настоящее, это ж я в Германии, надо же. А так - из аэропорта на такси в офис, там те же люди и те же темы для обсуждения, что в Москве, обед, продолжили совещание, ужин, в отель в полночь - к тому времени я не спала ровно 24 часа, из которых проработала не закрывая рта 14. То есть, да, конечно, стяжные шпильки, кузовные детали, раскатные машины и дробеструйные установки обсуждались не все это время, но перед началом переговоров господам хочется поговорить о климате, охоте и рыбалке (лексика: приток, песчаная почва, косуля, браконьер, плотва, сом, вялить рыбу), за обедом - о порядке назначения судей в разных странах и о службе в армии (лексика: коллегия адвокатов, прокуратура, разжаловать, спинной мозг, ракетные войска, суд присяжных, апелляция, военнообязанный, башня танка), а за ужином - о разном (лексика: разбодяженная водка, первач, прицеп, отраженный свет, стиль управления, испытательный срок, сезонный рабочий). Утром на машине в офис, еще 14 часов в том же режиме, ночью в отель, утром опять в офис, опять 14 часов, отель, и на следующий день еще 10 часов, для разнообразия не только переводя устно, но и с ходу на коленке правя русскую и - тадам - английскую части протокола встречи. И вечером в аэропорт. Такая вот культурная программа. И - да, товарищи, наступил момент посмотреть фактам в лицо: я крута. То есть, я действительно очень крута. Сама в шоке.

По пути в аэропорт болтала с таксистом, он сказал, что по моей речи очень трудно заметить, что я не местная, а я поняла, что мне как-то обидно уезжать - я же только-только вошла во вкус. А грустно от того, что пришлось уехать, не было - чего грустить, еще приеду.

Profile

kaffeesahne: (Default)
kaffeesahne

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios