kaffeesahne: (Blümchen)
Фух, я дома.

Оставшиеся два дня командировки прошли гораздо приятнее, во-первых, мне все-таки дали поспать, во-вторых, больше не надо было ужинать с человеком-мудаком. Что интересно, оказалось, что достаточно упомянуть его имя перед его коллегами, как они начинают извиняться, оправдываться и что-то объяснять - совершенно не пытаясь уточнить, что именно он сказал или сделал, видимо, уже рефлекс: раз о нем заговорили, значит, надо извиниться, найдется, за что.

***

В пятницу в шесть утра за нами приехала машина, чтобы отвезти нас в Павлодар. Т.е. проснуться мне пришлось в половине третьего по Москве, а немцам по их времени - и вовсе около полуночи. Ну как проснуться... встать и переползти в машину. В Павлодар нас привезли вполне благополучно, выгрузили в аэропорту, мы выпили по пиале скверного чая в кафе, прошли контроль, сели в зале ожидания, и тут же встали и пошли обратно в кафе, потому что объявили, что рейс задерживается на час. На два часа. На три. Вероятно, на четыре, но уж это - практически наверняка. И мы все это время сидели в кафе и пили этот чай, пока он не начал булькать в горле. Пересадка в Астане у нас была длинная, у немцев чуть покороче, у меня чуть подлиннее, но зато у немцев оба рейса одной авиакомпании, так что если бы они опоздали на пересадку, о них должны были позаботиться - обеспечить местами на следующем рейсе и местом в гостинице на ночь. У меня же рейс в Москву был другой авиакомпанией, причем зарегистрироваться на рейс на сайте не удалось, опоздай я на рейс, я бы зависла в Астане сама по себе, без билета, гостиницы и возможности с кого-то их стребовать. Правда, можно было бы позвонить в Германию и попросить, чтобы мне все это организовали оттуда, и организовали бы, но перспектива зависнуть в Астане почему-то все равно не порадовала. Просидели в аэропорту четыре часа, рассуждая, что если бы мы все-таки поехали в Астану из Экибастуза на машине, уже были бы там. Больше в аэропорту Павлодара все равно нечего делать - только рассуждать, как бы поскорее оттуда выбраться. Улетели все-таки достаточно вовремя, чтобы никто никуда не опоздал. Немцы с паспортного контроля сразу перешли в следующий самолет, я же успела зарегистрироваться и даже получить место у окна.

Что занятно, как раз перед нашим прилетом у них там были снежные заносы, и были перекрыты многие дороги, так что пока мы были в Экибастузе, нам постоянно рассказывали, как нам повезло, что мы не застряли в Павлодаре, и как бы так не вышло, что мы на обратном пути зависнем в Экибастузе. Ну и вот. Но нет, не застряли.
kaffeesahne: (kote2)
Когда человек в ночи летит в Астану, чтобы там, потоптавшись несколько часов в аэропорту, пересесть на самолет в Павлодар, а оттуда еще пару часов на машине до Экибастуза, и там сразу работать, человек, в общем-то, надеется немного подремать в самолете. Но есть нюансы. Едва ты усаживаешься на свое место и закрываешь глаза, тебя будят, чтобы выдать леденцы. Послушно сосешь, закрываешь глаза – тебя будят, чтобы выдать горячее полотенце, вытереть руки. Берешь полотенце, вытираешь руки, закрываешь глаза – тебя будят, чтобы выдать наушники. Берешь наушники, пытаешься даже их использовать, обнаруживаешь, что музыки все равно нет, закрываешь глаза – тебя будят, чтобы спросить, можно ли забрать полотенце. Отдаешь полотенце, закрываешь глаза – тебя будят, чтобы выдать конверт с носками, маской для сна (здравствуй, ирония), берушами и зубной щеткой. Берешь конверт, достаешь маску, надеваешь, тебя будят, чтобы накормить. Прощаешь, ешь, думаешь, что ну теперь-то точно все. Надеваешь маску, не успеваешь заснуть – тебя все равно будят и выдают миграционную карту. Уже в аэропорту ты узнаешь, что миграционная карта тебе была не нужна, но какая, собственно, разница?

***

Павлодар удивительно похож на любой постсоветский город. Мы проехали через кусочек, и я была почти что готова поклясться, что мы едем по Воронежу, я даже могу назвать конкретный район, на который это больше всего похоже. Серые прямоугольники пятиэтажек, частный сектор старой застройки, в стиле крепенько, но бедненько, пирамидальные тополя – я видела это и в Москве, и где-то на окраинах Питера, и в Днепропетровске, в Эрфурте было поаккуратнее, в Варне не было снега, но так – все одно. И даже заметно, что город пытаются тут и там приукрасить, и это приукрашение выглядит получше, чем московские арочки, но увы, общий стиль перевешивает.

***

В Экибастузе выложила в инстаграм фотографию, сделанную еще в Павлодаре из окна самолета, отметила на ней, правда, Экибастуз. В принципе, оно без разницы, я этот пейзаж наблюдала все два часа дороги. Теперь в инстаграме меня усердно лайкают всякие фирмы, расположенные в этом городе. Мне, правда, не кажется, что фотография, изображающая белое ничто посреди нигде, может послужить рекламой чему бы то ни было, но зато теперь я знаю, что в Экибастузе есть блюзовый музыкальный магазин (это по-своему даже логично, блюз здесь очень уместен) и хоррор-квест (а вот это, по-моему, лишняя сущность: ну выбрался ты из квеста, и что? Ты же по-прежнему в Экибастузе). Хотя вот ехали мы утром из гостиницы на завод, и я думала, что а ведь и здесь живут люди, дружат, влюбляются, заводят детей, обустраивают жилье, стараясь, чтобы было красиво и уютно – и кто-то любит это место, потому что тут дом.

***

У меня вечером случился личный хоррор-квест. У меня же спина. И еще почему-то правое колено. И 36 часов без сна, а потом полдня перевода, в том числе в цеху, с перекрикиванием работающих машин. И съеденная лошадь плохо улеглась в желудке и просится обратно. А ужин затянулся и никак не заканчивается.

При этом на ужине присутствует такой человек… как бы его так описать… он возжелал рассказать немцам, что им необходимо больше заботиться о чистоте немецкой крови. О чистоте. Немецкой. Крови. Есть словосочетания, неуместные всегда. Заговорить об этом с немцами… нет. Просто нет. И поверьте, я не хочу спорить на эту тему. Нет. Как я это переводила, после каждого четного слова извиняясь, после каждого нечетного – напоминая, что я только переводчик, не поднимая глаз от скатерти – тоже, конечно, увлекательное, наверное, было зрелище. А немцы ничего, даже в лице не изменились. Один ответил, что по отцу он венгр, второй – что экономическое чудо пятидесятых случилось во многом благодаря иностранным рабочим. Третий ничего не сказал, но бывшая жена у него из Польши, а нынешняя подруга - из Индонезии.
Далее выяснилось, что один из немцев не пьет. Ну не хочет человек. Но нет. Стоило ему выйти из-за стола, как этот товарищ докопался до остальных: а что это он не пьет? Немцы не понимают суть вопроса. Не пьет, потому что не хочет, это бывает. Кто-то не ест мяса, кто-то не пьет кофе, например, кто-то не курит, кто-то не пьет алкоголь. Не хочет. Но нет: «А может, он больной? А может, он в завязке? А может, мы его чем-то обидели? А может, надо его заставить?»
В промежутках еще мне не давали переводить дыхание, если немцы вдруг что-то начинали обсуждать между собой: «О чем они говорят? Почему ты не переводишь? Ты должна переводить, я хочу знать, о чем они говорят, мне надо! Что значит, между собой? Мне надо знать! Как не под перевод? Когда не под перевод, так и говорят, а они разве сказали? Переводи давай!» То, что люди говорят между собой, не под перевод, нет, не переводится. В числе прочего, потому что это физически невозможно – синхронить сразу двоих, а то и троих быстро разговаривающих людей. Специально «это не под перевод» говорить не обязательно, тем более, я с этими людьми работаю достаточно давно, чтобы понимать, что идет под перевод, а что нет, без специальной отмашки. Но вообще-то – откуда ему знать, было это сказано или нет, он же не говорит по-немецки. И я-то слышу, что они обсуждают какие-то свои местные сплетни, никак не касающиеся этого прекрасного человека. Ну и, не в последнюю очередь, этот прекрасный человек мне никто, и требовать, чтобы я ему пересказывала частные разговоры своих работодателей, несколько неуместно.
И, разумеется, просишь дать тебе минуту отдохнуть, все замолкают, ты переводишь дыхание, и тут же: «Ага, пока все молчат, я хочу спросить… так, а ты переводи»
И еще и человек не может говорить нормальным голосом, только орет, даже когда трезвый. А я со своим отключающимся горлом должна его перекрикивать, и у меня голова, и откровенно тошнит (вопрос о психосоматике последнего остается открытым).
В общем, один из моих любимых пирожков был мне близок как никогда:
вадим живёт как будто гдето
объявлен конкурс мудаков
и будто приз такой назначен
что просто страшно упустить
В конце концов, я отпросилась из-за стола на минутку, вышла в коридор и разрыдалась от усталости, поднялась в номер, умылась, вернулась, немцы посмотрели на меня и велели мне уже идти отдыхать, мол, они уже выпили достаточно для того, чтобы общаться без переводчика.

***

Вот сегодня этого условного Вадима за ужином с нами не было, а были гораздо более другие люди, и, казалось бы, после целого дня в переговорной переводить еще и за ужином тяжело, но нет, было очень приятно общаться, и, кстати, все разговаривали вместе, шутили, в том числе по работе, рассказывали о поездках, и у меня не было ощущения, что живой я из-за стола не выберусь… Собственно, это первый раз за весь этот проект, когда мне кто-то совсем не нравится. Не похихикать над некоторой неорганизованностью или неумением формулировать мысли, а можно его не будет со мной на одной планете. Зато, если подумать, начинаешь больше ценить всех остальных.

***

А в переговорной мы с Рюдигером по очереди пытались воткнуть вилку от ноутбука в розетку, и не смогли. Оказалось, защита от детей. В этот офис пускают только отобрав паспорт, и выдав вместо него пропуск. Как-то сложно представить, чтобы по переговорной бегали гурьбой дети. С другой стороны, после того, как все того же условно говоря Вадима попросили прислать мне один документ на перевод, он взял мой адрес, через какое-то время сказал, что все отправил, но мне ничего не пришло, тогда он мне дал свой адрес, чтобы я ему написала, ушел на два часа, после этого сказал, что не мог мне ничего отправить, потому что он же весь день не отлучался из переговорной, после этого пообещал принести на флешке и принес пустую флешку, определенные идеи, от кого бы могла быть эта защита, у нас появились. Потому что детский сад.

***

Еще завтра день, и домой.
kaffeesahne: (Blümchen)
В Шереметьево испытала острый приступ "бросить все, уехать в Урюпинск". После паспортного контроля очередь на досмотр, передо мной стоит женщина, даже, вроде бы, и не старая, может, лет 60, но ее определенно хочется называть бабушкой. Укладывает свою куртку в ящик, ящик ставит на ленту, видит, что я разуваюсь, и спрашивает, надо ли разуваться и ей тоже. Я про каждую свою пару обуви помню, звенит она при проходе через рамку или не звенит, и звенящие ботинки снимаю заранее, а надо ли разуваться по умолчанию в этом конкретном аэропорту, честно говоря, не помню. Она разувается, ставит обувь в ящик, ящик на ленту, и идет к рамке, держа в руках две сумки. Я ей объясняю, что сумки тоже надо на ленту. Она страшно, прямо страшно удивляется, ставит на ленту сумку побольше, идет к рамке с сумкой поменьше. Я ей объясняю, что и сумку поменьше тоже туда, она опять удивляется, охает, пытается впихнуть сумку к остальным своим вещам - а за ее вещами уже мой чемодан, а за моим чемоданом уже вещи следующего в очереди. А надо ли снимать шапку? А надо ли снимать часы? А проходить через рамку или где? И тут выясняется, что в одной из сумок у нее кухонный нож. Не очень большой, но и не так, чтобы маленький. Нож. В ручной клади. И опять она страшно, просто страшно удивляется, что брать с собой в самолет нож, оказывается, нельзя. 2017 год, кто-то совсем ничего не знает о правилах провоза ручной клади. Ни о маникюрных ножницах, ни о заостренных пилках для ногтей, ни о сыре, который может оказаться жидкостью... Другая вселенная. Прекрасная уютная вселенная, где можно не задумываться о том, что сочтут или не сочтут оружием при посадке в самолет. Правда, еще я думала, как же ее родные отпустили одну куда-то лететь.

***

Во Франкфурте я, честно говоря, немного надеялась, что меня встретит опять тот же пограничник. Это была бы хорошая байка. Но нет, встретил другой. И не стал задавать никаких вопросов, даже когда я сама предложила показать хотя бы обратный билет (не зря же я его распечатывала), отмахнулся, что нет, не надо. Куда катится мир? Где теперь искать хоть что-то постоянное и неизменное, как были постоянным и неизменным дурацкие вопросы в аэропорту Франкфурта? Надеюсь, что это количество виз и печатей у меня в паспорте перевалило за какую-то критическую отметку, после которой человека уже ни о чем не спрашивают.

***

Таксист по дороге в гостиницу мне рассказал, что русские - молодцы, борются с Путиным, на митинги ходят, на демонстрации, движуха и выражение собственного мнения, а немцы вот нет, немцы со своим правительством бороться боятся, на митинги ходить ленятся, фу быть такими, а вот русские - русские да. Прямо неловко как-то стало, что я давно на митинги не ходила.

***

В гостинице хозяйка сразу обниматься, сразу как долетела, и что нового, а у Хельмута грипп, а еще скоро карнавал, на тебе бутылку воды, ты же знаешь эту Германию, в выходные ни воды, ни лекарства, если понадобится, ничего вообще не купить, помню, когда я только сюда приехала... Собственно, из-за этого я и останавливаюсь обычно в этой гостинице, хотя она совсем простенькая. Когда столько времени проводишь в дороге, оказывается приятно приезжать туда, где тебя знают и встречают.

***

Городок окутывает удивительная хрупкая и прозрачная тишина. В больших городах такой не бывает. Вроде бы, слышно, как вдалеке проехала машина, и где-то во дворе играют дети, и отбивает время колокол, и птицы расчирикались, но все эти звуки не нарушают, а наоборот, подчеркивают эту тишину. И небо прозрачно-серое, только один яркий луч подсвечивает зелень на обочине. И вокруг - ни одного человека, как будто я тут одна. В Москве или других крупных городах всегда есть другие люди в поле зрения, и всегда есть фоновый шум, не просто проехала машина, а полная улица машин, не задумываясь ощущаешь присутствие остального человечества. А здесь я себя почувствовала в начальной сцене какого-нибудь кино не для всех. Что-нибудь об одиночестве, вымирании человечества, может быть, по мотивам Бредбери или Кинга. Но с другой стороны, нельзя сказать, что от этой тишины прямо так уж тревожно, все-таки это реальная жизнь, а не фильм, да и не первый раз я вижу маленький немецкий городок в середине дня воскресенья. Пытаюсь примерить это все на себя, хотела ли бы я так жить, нравилось ли бы мне так жить. Все-таки я люблю большие города, я люблю одиночество в толпе, я люблю ощущение жизни и движения. Но с другой стороны, я люблю Германию, и за два месяца, оказывается, успела здорово соскучиться. И пока я думаю, вдруг распахивается окно на мансарде дома напротив, из него высовывается женщина и шумно вытряхивает ярко-синий коврик. И тут же, как будто это было сигналом к действию, или, знаете, первым ударом старинных часов со всякими движущимися фигурками, по улице проезжает несколько велосипедистов, и из одного из домов выходят две девушки, а в другой стороне улицы какие-то подростки катаются на скейте, и к вокзалу подходят люди, покупают билеты в автомате, читают расписание - гифка догрузилась, картинка ожила.

***

Я поехала в Карлсруэ погулять в парке - он у них одновременно и зоо, и ботанический, и просто городской парк, и расположен прямо напротив вокзала. Я туда иногда езжу, когда прилетаю утром воскресенья, и, вроде бы, хочу чем-то заняться, но не хочу заниматься ничем, требующим умственных усилий. Там есть стая вызывающе-розовых фламинго, гуляющие по дорожкам утки и гуси и мой любимый японский садик, очень красивый. Садик, правда, по случаю зимы, выглядел скорее скромно, и большей части животных в вольерах не было. Зато были тюлени. Когда я их видела прошлый раз, они лениво болтались в воде и скучали. В этот же раз они резвились и красовались: выпрыгивали, ныряли, поднимали волну, плавали наперегонки, скакали на ластах по суше, поднимались на горку и прыгали в воду с нее, и катались по горке на боку, фыркали, лаяли и говорили "уруру" неожиданно высокими голосами, и подплывали вплотную к бортику, обозначая "вот я сейчас к вам вылезу" - молодцы тюлени. А я, к сожалению, не тюлень - страшно замерзла. То ли прогноз погоды меня обманул, то ли обещанные +9 сильно похолодали с тех пор, как я с ними в последний раз сталкивалась. Большую часть прогулки я в результате перемещалась рывками от одного отапливаемого помещения к другому. Кажется, не я одна - и обезьянник, и жирафятник были набиты довольно плотно. Один обезьян сначала метнулся к стеклу и злобно наорал на какого-то подростка, уж не знаю, чем тот ему не глянулся. Потом еще раз на него же огрызнулся, только что кулаком не погрозил, а потом уселся строго напротив, и пристально глядя на врага принялся яростно мастурбировать. Все зрители так оторопели от самого первого нападения, что даже никто из детей не спросил у родителей, что это обезьянка делает. А у жирафов, оказывается, длинный ярко-ярко-синий язык. Мне, собственно, и без этой детали жирафы никогда не казались реально существующими животными, причем чем больше я на них смотрю, тем менее реальными они мне кажутся.

***

На обратном пути ехала в одном вагоне с группой женщин и детей в одежде из ярко-синего искусственного меха, ярко-синих косматых париках и с лицами, выкрашенными все в тот же синий. И еще к парикам у них прикреплены такие белые шары с нарисованными зрачками, вроде как глаза. Я сначала не могла понять, что они изображают, потом увидела у них на коляске одного из детей фотографию монстра из улицы Сезам, кажется, знаете, того, который любит печенье. К карнавалу готовятся, наверное.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я вернулась! На паспортном контроле на выезд из Германии попался тот же самый пограничник, которому я писала записку "покажите, пожалуйста, приглашение". Я ему об этом напомнила, он сначала нахмурился, потом хлопнул себя по лбу и воскликнул, что ну да, конечно! смотрите, у меня и записка ваша при себе! она мне прямо в тот же день очень пригодилась! Показал записку, спросил, как у меня прошла неделя, полистал паспорт, обратил внимание, что я часто как-то приезжаю, я же помню, что с моей визой можно не больше 90 дней из 180, кстати, а в следующий раз когда к нам? Его сосед по кабинке заржал и сказал, что это он спрашивает, чтобы и в следующий раз опять дежурить. А что, было бы забавно.

***

Меня в этот раз поселили не в той деревне, в которой я обычно живу и все знаю, а в соседней - почему-то Рюдигеру так показалось удобнее. Гостиница там новенькая, с иголочки, вся такая нарядная, белая мебель, красные тяжелые шторы, надпись la vie est belle в изголовье, гель для душа с запахом розмарина - прямо как у больших. Моя обычная гостиница очень простецкая, никакой вам дизайнерской отделки, и заметно, что постельное белье уже довольно пожилое, но зато там меня знают хозяева, и их можно застать в любое время, и договориться о позднем выезде, и просто поболтать, как дела, как Бразилия - там хозяйка бразильянка, а тут, вроде, все такое красивое, но больше я туда не хочу. Привозят меня в четверг, выгружают из машины, я иду в лобби с чемоданом и обнаруживаю, что лобби заперто. Никого нет, свет не горит, как достучаться или докричаться - не понятно. Все умерли. Слышу, что где-то наверху какая-то жизнь. К счастью, лестница наверх до запертой двери. Иду наверх. На третьем, мансардном, этаже нахожу в каморке под крышей горничную, гладящую какие-то мелкие тряпочки. Объясняю, что вот она я, приехала, мне бы заселиться, а как бы мне? Горничная со мной спустилась, раздобыла где-то ключ, нашла мою карточку для номера, попросила в пять спуститься в лобби еще раз, чтобы уже заселиться более нормально. Спасибо ей за это, могла бы ведь сказать, что она тут горничная, а не администратор, и ничего не знает.

В пятницу после работы опять иду в лобби, потому что у меня в субботу такси было заказано на два, надо было уточнить, можно ли мне задержаться в номере до этого времени, или, может быть, если обязательно надо уже выселиться, можно ли будет посидеть где-нибудь тут же - посидеть с книжкой мне не проблема, просто надо же заранее уточнить. Девушка-администратор ответила, что ой нет, задержаться нельзя, выехать надо самое позднее в одиннадцать, где тут можно посидеть она не знает, вообще насчет одиннадцати она тоже не знает, вот за завтраком будет более знающий человек, вот пусть я завтра с утра все и спрошу. Ок, а когда у вас завтрак? В пятницу-то было как-то просто, я в нормальное рабочее время выходила, а в субботу я бы предпочла поспать подольше, до скольки завтрак? Сначала она не поняла вопрос. Потом ответила, что завтрак у них допоздна, можно никуда не торопиться, подольше спать, и потом спокойно и расслабленно спускаться к завтраку - да пусть даже и в девять. Казалось бы, давно привыкнуть к этим их формулировкам, мне и Рюдигер уже как-то говорил, что мы завтра никуда не торопимся, выспись, позавтракай, а к десяти я за тобой заеду, и Мартин рассуждал, что не понимает людей, жалующихся, что зимой рано темнеет и они не застают день вообще - можно же просто встать пораньше (Просто. Встать. Пораньше). Но нет, каждый раз смешно как в первый. Но ладно, встала к девяти, спустилась, спросила, когда мне выезжать - ответили, что можно совершенно спокойно задержаться в номере до двух, вообще не проблема. До двух!!! Да нужен мне вообще был этот их завтрак! Если бы мне с вечера сказали, что можно оставаться в номере до двух, я бы раньше половины второго не проснулась!

Но это еще не все. В половине второго я решила, что можно уже выползать, обычно такси приезжает немного раньше, и обнаружила, что лобби опять заперто, никого нет, все умерли. Оставила карточку от номера под дверью и ушла. По какому графику они там вообще работают и как с ними предполагается взаимодействовать, так и не поняла.

Обидно было, что когда я вышла, оказалось, что на улице очень тепло и солнечно, совершенно волшебная погода - а я все утро валялась в номере с больной головой. Если бы знала, что на улице так хорошо, можно было бы погулять. Хотя, с другой стороны, с моим талантом заблудиться где угодно гулять по незнакомому месту, когда у мебя скоро такси в аэропорт, не самая лучшая идея.

***

Мы в этот раз провели два дня в городе Золлинген, этот город известен тем, что там производятся ножи, множество фирм разного размера, как-то так вот исторически так сложилось. Сами немцы тоже про этот город ничего не знают, кроме того, что там ножи. По городу много аутлетов с ножами. Рюдигер с Мартином возжелали туда зайти и что-нибудь купить. Я, будучи наивной девочкой, думала, что в магазине будут охотничьи ножи или, может быть, раскладные, в общем, скорее мальчиковые игрушки. Но нет, ножи оказались кухонными. Наверное, хорошими, но даже с учетом всех скидок очень дорогими, дороже, чем я готова заплатить за кухонный нож, да и продаются они в основном наборами, куда столько. Так что я посмотрела быстренько и заскучала. А мальчики не заскучали, они там долго ходили, выбирали, рассматривали, накупили в результате и себе, и на подарки. На второй день опять пошли в магазин с ножами. В этот раз ножи оказались как я думала, те, которые скорее оружие. Я в них не разбираюсь, но красивые прямо вах, я ничего не собиралась покупать, но ходила, трогала руками, разглядывала - там еще из дамасской стали было много всего, это вообще сплошное мимими, вроде, и не надо совсем, а хочется. И они такие все обтекаемые, хищные - теоретически я оружие не люблю, но какие-то древние инстинкты включаются. Хожу, думаю об этом, вижу, как Мартин покупает три ножа для хлеба. Для хлеба! Мои гендерные стереотипы сделали "Пойдем отсюда, Леша, нас здесь не любят".
kaffeesahne: (Blümchen)
По ощущениям с каждым моим прилетом во франкфуртском аэропорту все строже паспортный контроль. В этот раз со всех требовали обратные билеты, приглашения, еще какую-то муть - интересно, а если человек приехал в гости к друзьям, а виза у него, скажем, годовая, от прошлой поездки и вообще в другую шенгенскую страну, как это приглашение должно выглядеть? Ну правда, ересь же полная. К тому же, большинство русских по-прежнему не говорит ни на каких иностранных языках, включая английский. Так что когда до меня дошла очередь, пограничник меня очень обреченно спросил, ду ли я спик инглиш, а когда я бодро ответила, что дорогой, зачем нам какой-то инглиш, мы с тобой и по-немецким можем прекрасно пообщаться, он просиял и вместо того, чтобы спрашивать, зачем я опять к ним, попросил сказать ему по-русски "приглашение". Я сказала, но у него не получилось повторить за мной. Тогда я потребовала дать мне ручку, собралась написать на обороте своего же билета, но он подсунул нормальную бумажку, я ему написала priglaschenije и еще "пожалуйста, покажите приглашение" по-русски, для общения с остальной очередью, и он меня пустил в страну с тысячей благодарностей и пожеланиями удачной поездки, и безо всяких дополнительных вопросов. Можно сказать, я знаю волшебное слово.

***

Из Франкфурта доехала на поезде до Ульма. Гостиница оказалась оригинально расположенной в том же самом здании, что и вокзал. На самом деле очень удобно, а так гостиница как гостиница. Кстати, поняла, что у меня к немецким гостиницам есть три основные претензии, не считая медленный интернет: во-первых, в большинстве из них нет верхнего света. Не во всех, но очень во многих. Что интересно, я и сама верхний свет не очень люблю и дома почти никогда не включаю, но когда надо погладить рубашку, найти что-нибудь мелкое в чемодане или убедиться, что ты ничего не забыла в номере, хочется, чтобы света было побольше, а тебе предлагают пару бра над кроватью и настольную лампу в дальнем углу. И выкручивайся как хочешь. Во-вторых, во многих гостиницах, там, где дверь открывается картой, если не воткнуть эту карту в специальный кармашек у двери, то в номере не будет никакого электричества. Искать этот кармашек, ощупывая стены в неосвещенном номере - тот еще квест, к тому же, никаких вам "я пока погуляю, а мой планшет в это время как раз зарядится". И в-третьих - креатив в душевых. Дома-то сейчас у большинства людей в душе обычный шаровой кран, варианты есть, но не так много. В гостиницах же - кто во что горазд, от олдскульных двух кранов для холодной и горячей воды до кнопок на стене, как будто ты в декорациях к стартреку. Может быть два крана, один для температуры, другой для напора, может быть два крана, один из них для того, чтобы переключить воду с обычного душа на имитацию дождя, и еще миллион вариантов. И никаких инструкций. Причем я даже согласна, что у каждого из вариантов могут быть свои плюсы, но товарищи, я с дороги, я устала, я хочу просто и незатейливо помыться, а не стоять в душевой кабинке гадая, не польется ли на меня сейчас с потолка кипяток, например.

***

Дошла в Ульме до центра города, нашла собор - самый большой протестантский собор в Германии - и вокруг него рождественскую ярмарку. Походила по ней размышляя о том, что все это, конечно, очень блаародно, но вообще охота же им шляться по холоду, половину того, что там продается, остро хочется купить под влиянием момента, а потом понимаешь, что оно тебе не нужно вообще ни для чего, вторая половина вполне практична, но все то же самое можно купить и в тепле, с нормальным освещением и без толпы, к тому же, цены, разумеется, задраны, а сделано многое наверняка все в том же Китае. Потом нашла жареные прямо тут же сосиски и глинтвейн, и поняла, что на самом деле рождественские ярмарки - одна из самых мудрых традиций, выдуманных человечеством. Именно в самый темный месяц, когда силы зла могли бы царствовать безраздельно, необходимо украшать все огоньками, и пропитывать все вокруг приятными запахами, и шататься по улице расслабленной праздничной толпой, есть горячее мясо, запивая горячим вином, петь праздничные песни, глазеть на всякие радующие глаз и душу вещи, тратить деньги на приятные ненужности - не выживать, сжав зубы, а наглядно демонстрировать силам зла и тьмы, как мы их всех вертели на верхушке елки.

Похоже, в глубине души я фанатичный солнцепоклонник. Надо бы все-таки или найти, или придумать, как бы для себя праздновать Йоль.

***

Видели на заводе автоматизированную линию, на которой производились какие-то детали для автомобилей. Такая цепочка пресс-робот-пресс-робот-пресс-робот. По технике безопасности все это обнесено решеткой, чтобы никто не сунулся. В результате оказалось очень похоже на зоопарк, как будто стоишь у клетки и смотришь, как ее обитатель прыгает с ветки на ветку.

***

Такое ощущение, что у меня или легкое пищевое отравление, или я съела вчера слишком много жирного, как-то мне не то, чтобы прямо плохо, но как-то отчетливо нехорошо. Обидно - вроде бы, командировка легкая, а я все равно вымотанная и весь день жду, когда можно будет забиться под одеяло. А завтра, между прочим, выезжать из этой гостиницы (третьей за три дня) в шесть утра.

***

Переводчик Александр возит представителей заказчика, четверых довольно крупных мужчин, на своей маленькой машинке. Зрелище, напоминающее одновременно шпроты, тетрис и как мы с Надей утрамбовывали мой чемодан в Гонконге. Один из немцев посмотрел, прослезился и предложил пересадить кого-нибудь в его просторную машину. Представители заказчика с радостью согласились. После этого четверо русских и один немец черед переводчика Александра полчаса пытались договориться. Действительно, ситуация сложная, практически неразрешимая - вот немец с машиной, он предлагает подвезти кого-нибудь из русских, вот русские, всеми конечностями согласные с тем, чтобы кого-нибудь из них подвезли отдельно от других, пока машина не треснула по швам, вот переводчик Александр... Я честно пыталась уследить за нитью беседы и понять, в чем же подвох, но мне это так и не удалось, ощущение как от дурного сна, как будто вот сейчас, вот тут, если еще немного сосредоточиться, то все встанет на свои места, но что-то важное от тебя все время ускользает, так что я самоустранилась и дала Александру возможность перевести разговор и все организовать самостоятельно. Вот уже и адрес гостиницы немцу дают... вот выбрали, кому в какой машине ехать... вот почему-то опять обсуждают все с нуля, почему-то русские решили, что немец по объективным причинам не может их подвезти, а немец решил, что русские не хотят... вот опять все согласились, как будет хорошо, если Харальд возьмет к себе Сергея... вот уже прямо совсем все уже согласны... вот русские слезно уговаривают немца помочь, а ему кажется, что они из ложной скромности отказываются... вот еще раз все проговорили с самого начала... вот уже открыли багажник, чтобы положить в него чемодан... в общем, они так и не договорились, и так и поехали все вместе, впятером в маленькой машинке, а немец в своей большой машине поехал один.
kaffeesahne: (Blümchen)
В понедельник ездили с Надей в Макао. Гонконг раньше принадлежал англичанам, а Макао - португальцам, и разница очень заметна. Гонконг в основном такой аккуратный, несколько квадратно-гнездовой, дома - прямоугольные параллелепипеды, очень чисто (в метро пол цвета топленого молока и остается таким в том числе и в дождь), все какое-то продуманное и удобное, но рука к планшету, чтобы сфотографировать что-то, тянется не так, чтобы часто. Может быть, дело еще и в жизни в Бангкоке, но я в нем практически не ощущаю экзотику, и это скорее комплимент. (Лирическое отступление: один мой друг, очень много путешествующий по самым разным странам, как-то заметил: "А ты обращала внимание, что когда тебе обещают показать "настоящую Италию/Испанию/Турцию/Францию/Азию" обычно это значит, что в том месте, куда тебя приведут, будет грязно?" - мы с ним сошлись на том, что согласны смотреть не очень настоящее, но пусть будет чисто). В Макао же как-то сразу бросаются в глаза домики с идущими вдоль всего фасада балконами, с арками и колоннами, и узкие извилистые улочки, и тротуары, выложенные мелкой бежевой плиткой, а по ней черной плиткой изображения всяких корабликов, рыбок, ракушек, кальмаров или просто орнаментов, названия улиц на домах - на изразцах, и дублируются все надписи не английским, а португальским. Мое личное достижение - увидев иероглиф "выход" рядом с непонятным словом латиницей догадалась, что это слово значит "выход" по-португальски. В Макао есть дом мандаринов - не совсем даже музей, просто дом, по которому можно пройти и посмотреть, как все устроено, интерьеров, правда, почти нет, но все равно интересно - галереи, внутренние дворики, водосточные трубы в виде бамбука, круглая входная дверь, в окнах вместо стекол тонкие пластины перламутра. В гостевой книге некий Паоло из Бразилии написал, что удивительно, как заметно португальское влияние - у них в Бразилии дома очень похожи. Я не была ни в Бразилии, ни в Португалии, остается поверить Паоло. Но да, как-то так я это себе и представляю. Один кусочек города мне атмосферой очень напомнил Кузнецкий мост в Москве, а еще один, со множеством мелких магазинчиков, с зазывалами, с уличной едой и кондитерскими, торгующими традиционным печеньем и сушеным мясом, с толпой людей - Чайна-таун в Бангкоке (Надя меня тут же поправила: он напоминает Чайна-таун где угодно). Гуляя по Макао натыкаешься на маленькие храмики китайских богов, и на маленькие алтари у стен домов, и у входов во многие заведения видишь фигурки двух львов, и, увы, очень многие дома покрыты черной плесенью. Макао - интересный. В нем как раз хочется фотографировать или просто показывать друг другу все подряд. Там ты можешь пройти по узкой улице без тротуара, но зато со сплошной чередой крошечных магазинчиков с украшениями из нефрита, с фарфоровой посудой, с керамическими статуэтками, с какими-то бытовыми предметами, потом еще с нефритом (- Почему люди открыли эти магазины именно здесь? кто здесь ходит? тут же и тротуара толком нет. - Наверное, они решили, что человек, оказавшийся в этих дебрях, окажется легкой добычей... - Ага, раз уж ты сюда зашел, чего ты будешь ходить порожняком, на тебе нефритовые четки, фарфоровую вазу и керамическую фигуру товарища Мао в натуральную величину), потом ты сворачиваешь в проход между домами, такой узкий, что там с трудом расходятся два человека, поднимаешься по лестнице - и вот ты уже на совсем другой улице, улица ведет в большой парк.

В целом у меня сложилось ощущение, что жить в Гонконге и время от времени приезжать в Макао - идеальное сочетание. Вот наоборот - как-то скорее нет.

А еще в Макао разрешен игорный бизнес и туда любят приезжать развлечься люди из остального Китая. Есть несколько огромных гостиниц, они же торговые и развлекательные комплексы. Мы уже по пути обратно зашли в одну такую гостиницу - от нее ходит автобус к парому, ну и заодно посмотрели, что там как. Практически весь первый этаж - казино. Не такое уж людное. А на втором этаже они устроили Венецию. Потолок высоко, он раскрашен как небо, голубое с белыми облаками, так что правда может показаться, что ты на улице. Стены сделаны как домики, и действительно похоже на Венецию, и посередине проходит канал, по каналу можно покататься на гондоле с ряженым гондольером, и гондольер тебе еще и споет оперным голосом (упс, забыла выложить фотографию с гондолой в инстаграм, с другой стороны, что мы, китайцев-гондольеров не видели). В общем, это какой-то немножечко сюр, но вообще интересно, и сделано хорошо.

Еще про эти развлекательные комплексы показывают рекламу на пароме, пока едешь туда и обратно. Целый рекламный фильм с двумя девушками, как они ходят то по магазинам, то в ресторан, то еще куда-то. Причем дорога занимает около часа, а фильм длится минут сорок, так что мы его посмотрели в общей сложности три раза. Наш самый любимый эпизод: они в аутентичном (это всячески подчеркивается) французском ресторане на каком-то этаже местной Эйфелевой башни учатся готовить традиционный французский десерт. А именно блинчики. Традиционные, повторю, французские. Именно французские, в этом вся суть этого эпизода. Жарят блинчики. А потом кладут в них начинку. Упоминают мельком, что можно было бы положить нутеллу с бананами, но можно же сделать лучше. И начиняют традиционные французские блинчики сладкой пастой из красной фасоли. Подают блинчики с шариком мороженого со вкусом зеленого чая. (сладкая паста из красной фасоли и что угодно со вкусом зеленого чая - типичные азиатские десерты)

И еще рефрен дня в Макао, у меня постоянно вертелось в голове, теперь и вы прочувствуйте: "Однажды был случай в далёком Макао - макака коалу в какао макала. Коала какао лениво лакала, макака макала, коала икала".
kaffeesahne: (Blümchen)
Первые несколько дней мне постоянно казалось, что все гонконгцы выходят на улицу исключительно в том, в чем ходили по дому. Одежда не выглядит неряшливой, или дешевой, или очень уж небрежной, но она какая-то очень уж расслабленная: если, скажем, в метро посмотреть людям на ноги вдоль прохода, увидишь практически исключительно кроссовки, и на мужчинах, и на женщинах, максимум - спортивные тапки и мокасины, сверху на подавляющем большинстве футболки, на остальных - тенниски, на отдельных франтах - мешковатые рубашки. Дополним картину какими-нибудь мешковатыми джинсами или брюками, или шортами до колен, а то и вовсе спортивными штанами. Удобно и практично, но начинаешь задумываться, есть ли тут вообще такое понятие, как мода или стиль. Кажется, за первые три или четыре дня я не видела ни одной женщины с макияжем - я умею отличать нюдный макияж от его отсутствия. Сильно осветленные или вовсе покрашенные в какой-нибудь необычный цвет, экстравагантно подстриженные волосы изредка бывают у юношей, но не у девушек.

Но это на окраине. В самом центре (историческом и культурном, географически он как раз с краю), там, где офисные здания и дорогие магазины, появляются и мужчины в костюмах, и женщины с макияжем. Высоких каблуков, правда, все равно практически нет, каждый отдельный случай бросается в глаза, но кроссовки сдают часть позиций туфлям. В целом именно в центре люди выглядят красиво - в меру элегантно, в меру небрежно. И, что меня отдельно порадовало - разнообразно. Совсем не так, как в Бангкоке, где казалось, что все относительно нарядные девушки сошли с одного конвейера. Еще в центре много европейцев, насколько я поняла, и туристов, и тех, кто там работает.

В центре, кроме понравившихся мне нарядов, есть еще минимум три вещи, что я люблю в городах - много небоскребов, много зелени, и, так как это остров, разумеется, много воды. Прямо между небоскребов тут и там встречаются островки с деревьями и клумбами, и есть очень милый парк с птицами. Чего почти нет, так это старинных домов, не небоскребов. Мы видели всего один, он кажется крошечным, практически хибаркой, а когда подходишь ближе, понимаешь, что вообще-то большой дом, просто среди соседей теряется. Думаю, задержись я здесь, я бы довольно быстро начала скучать по разнообразию в архитектуре - все-таки я очень ценю его в Москве. Но вообще - красиво. Особенно вечером, когда темнеет, и небоскребы светятся окнами, и отражаются друг в друге, и кажутся состоящими из воздуха и света, совершенно волшебное зрелище.

Мы на специальном горном трамвайчике поднимались на гору, смотреть на город сверху. К сожалению, было довольно пасмурно и, кажется, слегка туманно, так что фотографии получились так себе, но мне все равно понравилось. А кто-то там и живет, на этой горе и на соседних, с видом на город и на залив.

У нас с Надей появилось новое развлечение: когда мы ходим по городу, она мне показывает на вывесках те иероглифы, которые уже знает, а я потом их нахожу в других местах и радостно на них показываю. Запомнила что-то около десятка, может, чуть больше. Более сложный вариант - сравнивать разные надписи (они практически все дублируются на английском) и вычислять, что еще что может значить. У меня получается разбирать только иероглифы, состоящие из небольшого количества знаков, а Надя крута - она знает и совсем каляки-маляки. Даже различает лошадь, рыбу и птицу, хотя на мой взгляд они вообще одинаковые - четыре ноги и хобот. Думаю, местным должно быть забавно наблюдать за парой европеек, долго тычущих пальцами в какую-нибудь надпись типа "осторожно, не суйте руку в закрывающуюся дверь", а потом бурно радующихся. Если долго и внимательно смотреть на иероглифы, начинаешь замечать у них какие-то общие элементы. Но вообще буквы это очень, очень круто. Люди, цените буквы!
kaffeesahne: (Blümchen)
Как переключиться на другой часовой пояс (с разницей в пять часов) за один день? Хардкор, уберите от экранов детей:

9 часов ночью в полете вы не спите. Прилетаете. Общаетесь с подругой, идете гулять в парк, возвращаетесь, проводите три урока, идете ужинать - в десять вечера по местному времени (в пять по московскому) вас наконец срубает уже намертво. Просыпаетесь нормальным местным утром - вуаля, дальше вы уже существуете по местному времени. Организм примерно к обеду начинает подозревать, что с ним сделали что-то нехорошее, но что именно - не понимает. Но с этим организмом делают столько всего нехорошего, что ему, увы, не привыкать.

***

Ходили ужинать в японский ресторан - я такие видела много раз на разных видео из Японии, но сама не бывала ни разу: там вдоль столиков движется лента, на которой стоят маленькие тарелочки с едой. Платят потом за количество тарелочек. Очень понравилось - и удобно, когда не очень понимаешь, что именно ты хочешь или хочешь попробовать много разного, и не надо ждать заказа, и какой-то элемент выслеживания добычи, сидя в засаде. А если хочешь что-то определенное, а вылавливать его на ленте наоборот не хочешь, можно заказать традиционным способом.

***

Кроме женщин с зонтиками от солнца, тут очень много маленьких собачек. Их выгуливают на шлейках, на руках, в сумках и в колясках. Видела их и на улице, и в магазине, и за столиками в кафе. То есть, правда очень много, на каждом шагу.

***

В такси весь салон оклеен сообщениями о том, как глубоко не прав пассажир, не желающий пристегиваться, и какая страшная его может постигнуть кара со стороны водителя, если он, имея возможность, не пристегнется. Возможность пристегнуться при этом есть далеко не всегда.

***

В магазине рядом с домом рассматриваем продукты, то есть, в первую очередь покупаем, но и просто рассматриваем, что есть, тоже - я люблю смотреть, что вообще люди едят, когда оказываюсь в гастрономе в другой стране. Очень много разных сортов риса и смесей риса и других круп. Надя читает состав одной из пачек: "Рис белый, рис коричневый, рис дикий, полба, киноа, чечевица красная, овес, еще какое-то слово, которое я не помню, короче говоря, корм для попугайчиков".

***

Холл дома, где живет Надя, украшен стоящими на полках книгами, здоровенными такими альбомами. Некоторые из них я бы не отказалась полистать как-нибудь при случае, но они все запаяны в полиэтилен.

***

От общего ощущения "я в Азии" меня по тайской привычке тянет сопровождать все здравствуйте-спасибо-извините-до-свидания" поклоном. Учитывая, что здесь ничего такого не принято, смотрится это, наверное, странно.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я в Гонконге, в гостях. Если подумать, не так уж далеко - когда я еду в Воронеж, дорога занимает часов 10-11, а до Гонконга - всего 9. До Гонконга, правда, дороже.

Вспомнила, как когда я в самый первый раз летела в Таиланд, я на паспортном контроле оказалась в очереди среди целой толпы китайцев, и тогда для меня это было отчетливо неуютное переживание: они все чужие, я не понимаю их язык, я не уверена, что правильно считываю их невербалику, я не знаю, что для них может оказаться оскорблением, чужие, опасность, нехорошо. Сейчас же, хотя из Бангкока я вернулась два с половиной года назад, я до сих пор не сразу понимаю вообще, что кругом китайцы. А если понимаю, единственная мысль, которая приходит в голову: "Ага, видимо, это мой выход на посадку".

Выходишь из самолета, и тебя окутывает горячий влажный воздух, и сразу понимаешь - Азия. Удивительно, в Бангкоке у меня был далеко не самый приятный период жизни, но вот я смотрю на пальмы и небоскребы, и вдыхаю этот воздух, и понимаю - соскучилась. Все-таки тут красиво. Вряд ли когда-то еще решусь переехать куда-нибудь в эти края, но приехать в гости - очень радует. Гонконг по тому, что я видела, мне нравится больше, чем Бангкок - тут горы, и гораздо больше зелени, и нет грязи. На улицах тут пахнет цветами, и правда много цветущих деревьев.

Местные женщины - не все, но явное большинство - ходят под зонтиками от солнца. Очень тепло. Гуляли в парке. Видели два детских дня рождения - судя по шарикам в форме единицы, обоим детям исполнилось по году. Еще видели две свадьбы, много подружек невест в одинаковых платьях. Я, оказывается, совсем забыла, как быстро тут темнеет - как будто свет выключили нажатием на кнопку.
kaffeesahne: (Blümchen)
Эрфурт прянично-сказочно хорошенький, если представить себе фентезийный средневековый городок, населенный мерисью, вот таким он примерно и будет. Булыжные мостовые, аккуратные маленькие домики, фахверк, само собой. Есть мост с построенными прямо на мосту домами, говорят, единственный такой дом за пределами Ехо севернее Альп. То есть, когда по нему идешь - улица и улица, все первые этажи в маленьких магазинчиках с антиквариатом, дизайнерскими украшениями, шарфами, деликатесами, местными промыслами, выше, кажется, даже люди живут. А когда смотришь со стороны, видно, как вода уходит под дома. У меня гостиница была прямо у этого моста, я, пока туда ехала, думала, что вот доберусь, упаду в постель и ничего не буду делать до завтра, ну максимум поработаю немного, но когда увидела, где живу, решила хоть немного погулять. Правда, было уже темно, так что никаких фотографий. И т.к. было воскресенье, от магазинчиков мне достались только витрины. Хорошо для кошелька, плохо для общей удовлетворенности вселенной.

***

Спросила у гостиничной служащей, сколько мне потребуется на дорогу до завода, где мне работать. Девочка растерялась, ответила, что это прямо очень далеко, прямо минут пятнадцать на машине. На фб мы этому уже порадовались, но когда я ехала, я поняла, что это расстояние действительно воспринимается как "далеко", потому что очень заметно меняется пейзаж - были сначала умильно-пряничные домики, узкие улочки, герани в окнах, потом просто симпатичные домики, потом типичный спальник памяти ГДР, а потом и вовсе завод. Совсем другой мир. Опять же, в нарядном туристическом городе приезжие не так часто спрашивают, как попасть на завод.

***

На заводе мне пришлось по строительным лесам лезть на пресс высотой больше 10 метров. Потому что целью встречи был осмотр именно этого пресса, а господам было необходимо на него посмотреть со всех сторон и весь его ощупать, и непременно обсудить, а что это за штучка, а что это за трубочка. Я сначала объяснила, что я боюсь даже не столько высоты, сколько лазить по стремянкам, меня может переклинить где-то на пол-пути, так что я буду бояться пошевелиться, и меня даже не заставляли никуда лезть, ну раз уж мне не хочется. Но потом я посмотрела, как они там пытаются что-то объяснить жестами и поняла, что увы, назвался груздем, полезай куда скажут. Там такие лесенки, практически вертикально вверх, а прямо под лесенкой дырка, и доски на лесах шатаются, и еще надо в некоторых местах изгибаться всей собой, чтобы подлезть под трубами, и обувь у меня не так, чтобы очень, но скользкая - когда я оттуда слезла, мне хотелось только выпить шнапса и спрятаться под одеяло на неделю, а вовсе не продолжать осмотр оборудования. На этом фоне то, что обычно я езжу в командировки в брюках, и только именно в этот раз решила, что я у нас девочка и поеду-ка я в короткой юбке, мне было абсолютно все равно. Остальным, кажется, не абсолютно, но это уже их проблемы. За ужином они пили за мои подвиги, а теперь еще и рассказывают всем, кто этого не видел. Ощущение, что моя скромная личность по ходу проекта обрастает все большим количеством легенд и преданий.

***

На следующий день я для начала потеряла новую винтажную брошку в виде попугая, первый раз надела и сразу же потеряла. А потом мы поехали в следующий город на следующий завод. Вокруг холмы, на склонах леса в разноцветных листьях, на вершинах замки, в долинах городки - белые дома с черепичными крышами, красиво так, что дух захватывает, красиво уровня "в реальной жизни так не бывает". От эстетического шока уберегло то, что всю дорогу - два часа до завода и два часа до гостиницы - обсуждали рабочие вопросы. Я впервые почувствовала, что у меня болят мышцы языка. Буквально. И еще на лице мышцы заболели, вот прямо как после тренажерного зала болят руки-ноги.

***

Приехали в тот городок, где я обычно тут живу. Порадовалась, что городок маленький и унылый. Будь он нарядный и интересный, я бы думала, что ну что же я, надо же гулять по улицам, рассматривать нарядную толпу, фотографировать достопримечательности, пить кофе на какой-нибудь террасе (не знаю, почему для красивой жизни необходимо пить кофе именно на террасе, но откуда-то всплывает именно это клише), а хочется-то на самом деле смыть макияж, что не смоется - размазать, упасть в постель и сладострастно тупить в интернет (в крайнем случае немного поработать). И что бы я ни выбрала, все равно бы ощущала, что что-то упускаю. А тут выйдешь на улицу, дойдешь до местной шаурмячной, и потом до супермаркета, и понимаешь, что гулять можно уже не надо, и со спокойной совестью заматываешься в плед. Ну а если правда хочется, то до настоящего города можно доехать за полчаса на электричке, по московским-то меркам и говорить не о чем.

***

Сегодня утром проспала. Не знаю, как - кажется, вообще не почувствовала вибрации браслета (он у меня всегда за будильник). Проснулась, посмотрела на телефон - ааааааа. Причем я же не перевожу время на гаджетах, привыкла уже вычитать час. Но спросонья, да еще понимая, что не так пошло все, вместо того, чтобы вычесть, я его добавила. И решила, что я проснулась на час позже, чем Рюдигер должен был меня забрать из гостиницы. При этом ни смсок, ни пропущенных звонков, ни писем - ничего от него нет. Он меня что ли подождал, а потом молча гордо уехал, не попытавшись извлечь из постели? Что ли его так достало мое раздолбайство, что он психанул, и решил, что проще обойтись без меня, и они теперь там обходятся без меня (а переводчиков и вместе со мной мало), и вообще, паника. Тут надо понимать, что Рюдигер это человек, который мне постоянно говорит: "Не торопись, ничего страшного, если я подожду, иди спокойно позавтракай", и "Если тебе надо зайти в магазин, мы сделаем перерыв, иди", и "Эти документы нужны вчера, но если ты устала, не дергайся, переведешь, когда сможешь". Да и какое еще мое раздолбайство, я, вон, если надо, то и на пресс лезу, и он это прекрасно знает. То есть, предположить, что он вот так свалил, не дождавшись меня, и не попытавшись узнать, что со мной случилось, можно только в состоянии максимальной паники. Но ни о чем таком я в этот момент не думала, я вообще не думала, я пыталась на ощупь найти выключатель - на окне плотные жалюзи, за окном узкая улица и окна соседнего дома, поднимать жалюзи, пока не оденешься, нежелательно, но попробуйте в панике найти выключатель в абсолютной темноте в незнакомом помещении. Звоню Рюдигеру, наговариваю что-то на автоответчик, выдергиваю из чемодана юбку и рубашку, как-то их глажу - стук в дверь. Набрасываю рубашку, остальную себя прячу за дверью, высовываюсь - Рюдигер. Проспать-то я проспала, но гораздо меньше, чем мне показалось, он приехал вот только что, разумеется, сразу понял, почему я еще не вышла - он меня не первый день знает, и пошел меня будить. То есть, для него вообще ничего не произошло, подождал несколько минут в компании хозяина гостиницы, а я успела чуть ли не запланировать сеппуку при помощи пилки для ногтей.

***

Казахская делегация всем подарила казахский коньяк, одной мне, сиротке, казахские конфеты. Я их каждый раз получаю, шоколад как шоколад, но на обертках изображения казахских музыкальных инструментов, один из них называется наркобыз и он меня интригует.

***

В Эрфурт обязательно надо будет съездить хотя бы на несколько дней не по работе.
kaffeesahne: (Blümchen)
На всех этих деловых встречах принято дарить друг другу всякие сувениры с фирменной символикой, иногда какую-нибудь мелочь, иногда целый мешок разного. Мне обычно перепадает за компанию от всех участников, так что у меня накопилась пригоршня флешек (кстати, интересно, где они), охапка шариковых ручек, мама постоянно получает от меня тряпочные сумки (она их любит), плюс еще всякое разной занятности и полезности - брелок для ключей, по совместительству уровень, два разных дорожных маникюрных набора (которые я не могу спокойно брать с собой в дорогу, потому что маникюрные ножницы представляют угрозу безопасности), нож - швейцарская карточка, эспандер, всякие блокноты... Честно говоря, я эти подарки люблю, они как раз вписываются в мои представления о правильном сюрпризе (насколько сюрприз вообще может быть правильным) - занятные, как правило, полезные и при этом необременительные, не чувствуешь себя обязанной, и никто не будет страдать, если подарок не подошел.

В этот раз мы встречались с разными фирмами, и я себя почувствовала немного ханом Батыем, приехавшим собирать дань: в моем чемодане к концу поездки собрались коробка казахских шоколадок, бутылка алычового шнапса, бутылка местной травяной настойки (гораздо вкуснее раскрученного егермайстера) и годная холщовая сумка, не мешок для покупок, а скорее что-то похожее на школьную. Про шоколад я вообще забыла и очень обрадовалась, когда в последний день, собирая вещи, его нашла - мне как раз хотелось сжевать что-нибудь сладкое, а идти на добычу было лень. И еще в последний день мне вручили последний подарок, и я себя почувствовала настоящим классическим котиком с картинки, где котику приносят дорогую кошачью игрушку в пакете, и котик радостно играет с пакетом, или котику приносят специальный дорогой кошачий домик в коробке, и котик радостно залезает в коробку. Мне подарили наручные часы. Механические. А я мало того, что не нашу часы, и вообще, у меня рука уже занята под фитнес-браслет, так я же по механическим часам время определяю с великим трудом и не с первой попытки. А эти часы еще и просто с черточками, без цифр, это все равно, что дать мне часы еще и без стрелок, я вообще не понимаю, как этим пользоваться. Но часы были в круглой металлической коробке, и вот эта коробка мне очень нравится, приспособлю ее на роль шкатулки для чего-нибудь мелкого и буду радоваться.

А грушевый шнапс я купила сама - нас угощали смесью его и мартини, и мне, при всей моей нелюбви к мартини, очень понравилось.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я же еще не рассказала, как я летела в командировку.

Я обычно предпочитаю приехать сильно заранее и сидеть два часа в аэропорту, чтобы точно не опоздать. Но тут прикинула, ехать час, на рейс я зарегистрирована, в аэропорту ориентируюсь, ну полтора часа там, куда больше-то, и при этом еще и полтора часа высчитала не от начала посадки, а от вылета. То есть, все нормально по времени, но без особого запаса. И, разумеется, именно в этот раз такси собрало все возможные пробки по пути. Вместо часа дорога заняла два с половиной. Из этих двух с половиной часов полтора мы с водителем радостно и подробно обсуждали все градостроительные инициативы - и плитку, и снос киосков, и ремонт в метро, и арки все эти. Кажется, это был первый раз, когда беседа с таксистом доставила мне искреннее удовольствие. Но в аэропорт я зашла за 10 минут до начала посадки. А я еще и именно в этот раз решила, что мне осточертело играть в лотерею "угадай, к чему из твоей ручной клади придерутся в этот раз", сказала себе, что все, нафиг ибо нефиг, не буду искать маленькую бутылочку для жидкости для снятия макияжа, возьму с собой маникюрный набор, утюжок маленький тоже возьму, сдам свой маленький зеленый чемодан в багаж и топчись оно все котом. Ну на рейс-то я само собой уже была зарегистрирована. Но когда и так времени впритык, а тебе еще чемодан сдавать, это конечно, веселье. Понятно, что сдавать его пришлось в обход очереди, и вообще, от входа в аэропорт и до посадки шла прямым курсом, нигде не останавливаясь. Повезло, конечно, что на всех досмотрах совсем не было очередей. Но вообще нервы-нервы.

В самолете рядом со мной летела милая пожилая дама, которая почему-то пыталась взять меня под крыло: уговаривала подстелить плед под спину, пыталась заказать для меня у стюардессы колу - ну знаете, стюардессы идут по проходу и предлагают напитки, до нас еще не дошли, я спокойно работаю, а эта дама спрашивает: "Вам заказать колу? У них есть кола". Почему именно колу, когда есть много разного, я не поняла. И вообще это было как-то странно.

Прилетать в хорошо знакомую гостиницу, где все свое и привычное, приятно. А что у владельца при виде меня задергался глаз, я думаю, это от радости. (На самом деле я с моей наблюдательностью могла просто не замечать тик в прошлые разы). В гостинице живет русский монтажник, знакомый мне по одному из прошлых проектов. И в этом проекте он тоже будет участвовать. Говорю же, все свои.

В этот раз мы мотаемся по нескольким мелким фирмам, три часа туда, три часа обратно, ночевки иногда там же на месте, иногда тут, в основном гнезде. Германия все-таки очень красивая. Каждый раз, когда я проезжаю через какой-нибудь из всех этих прянично-сказочных городков, где-нибудь в горах, покрытых лесом, ярко-зеленым с желтым и оранжевым, как старинная медь, покрытая патиной, я думаю, как это, вырасти в красивом месте, воспринимать красоту как нормальный, обычный и привычный фон. Как это влияет на восприятие окружающей реальности потом, на протяжении жизни. Правда, когда мы после нескольких часов дороги через горы выехали на ровное место, где вид до горизонта и простор, это оказалось практически как в метро, когда поезд выезжает из тоннеля на поверхность. Может быть, мне бы и не понравилось жить среди гор, тесно.

Я это в фоновом режиме на самом деле знала давно, но в этот раз впервые поняла: оборудование для очень серьезного крупного производства может поставляться совсем маленькими фирмами, на девять-двадцать человек. Приемная, полтора кабинета, переговорная, цех размером со спортивный зал в школе, там делаются станки, которые будут участвовать в производстве, скажем, каких-нибудь деталей для боингов, или для железных дорог, или для газопроводов, еще для чего-нибудь размашистого. Почему-то эта мысль меня завораживает.
kaffeesahne: (koala)
В аэропорту обнаружила, что забыла зарядку для ноутбука дома. Сам ноутбук взяла, зарядку оставила. То есть, можно поработать часа полтора, а потом все. А я же работать лечу вообще-то. Всполошилась, расстроилась, попыталась придумать, что, может быть, можно будет у кого-то из немцев взять ноутбук, поставить там русский, или не знаю. Потом вспомнила, что переводчиков будет двое, и письменный перевод вполне может делать второй переводчик, который не я. На месте, кстати, выяснилось, что вместо привычного Саши, который радостно спихивает на кого угодно любую работу, приехал его коллега, гораздо более трудолюбивый. И я как-то так подумала - некрасиво же говорить человеку: "Ты тут все плохо делаешь, давай лучше я", раз хочет переводить - пусть переводит, да, медленнее, чем я, но в целом хорошо. А я поукрашаю собой помещение. И вы знаете, когда выкладываешься вся, я и это могу, и то, и вот так, и весь день, тебя, конечно, благодарят, и хвалят, и в общем-то ценят, но в как-то обычно без огонька. А вот когда сидишь расслабленно, и только время от времени подсказываешь какое-нибудь слово, или подключаешься, когда надо перевести игру слов или что-нибудь совсем уж специфическое, вокруг тебя только что в реверансе не приседают. Я это себе помечу на память, пожалуй.

***

Обычно когда я прилетаю, меня в аэропорту уже ждет заказанный принимающей стороной таксист. А тут немцы сказали: "Возьми себе просто любое такси в аэропорту, деньги мы тебе потом отдадим". Ну ок, без проблем. Прилетаю, выхожу, понимаю, что понятия не имею, как в Германии берут себе любое такси в аэропорту. Я же привыкла в Москве, что когда выходишь из зоны контроля, тебя со всех сторон обступают, предлагают, подхватывают, только что в штанину зубами не вцепляются, а все, что от тебя требуется, это сказать: "Спасибо, не надо" и показать билет на аэроэкспресс или открытый на планшете Убер. И не показать при этом язык, и не сказать бе-бе-бе. А в Германии как-то не обращала внимания за ненадобностью. То есть, встречающие-то все равно есть, таблички держат, тебе в глаза заглядывают, мол, не вас ли я жду, если не присматриваться, выглядит похоже, так что вот этот момент, что это именно встречающие, нацеленные на конкретных людей, а не на любого пассажира, я как-то упустила. Нет, разобралась, конечно - подошла к информации, спросила, нашла стоянку, села, все очень просто, но вот эти несколько минут полного непонимания, как в, казалось бы, вдоль и поперек знакомой стране выполняется элементарное повседневное действие, я себя чувствовала, скажем так, странновато.

***

В Дармштадте спросили, что тут можно интересного посмотреть. Рекомендовали посмотреть русскую церковь. Думаю, это та же логика, которая заставляет людей присылать мне приколы про немецкий: вы русские, церковь русская, значит, вам это интересно. То, что человек, приехавший из русскоязычного пространства, тех русских церквей в своей жизни видел гораздо больше, чем ему достаточно, и ему в Германии интереснее посмотреть примерно все - это ж еще думать надо. Церковь, правда, хорошенькая, вся в кружавчиках и позолоте, и вокруг нее парк, фонтаны, люди отдыхают - уютно.

***

- А сколько нам ехать от Дармштадта до Кельна?
- Часа два.
- Ого! Это ж всю Москву можно насквозь проехать.

***

На самом деле были не в самом Кельне, а под Кельном. Там какая-то такая местность - горы, покрытые лесом, деревья уже кое-где начали желтеть, золотые прожилки в изумрудной зелени, фахверковые домики на склонах, на лужайках пасутся лошади, воздух такой, что его хочется набрать в бутылку и взять с собой. Приехали на встречу минут на десять раньше, я говорю своим немцам, что не хочу идти в офис, сколько можно в офис, давайте лучше пойдем гулять. И они вдруг такие: "А правда, у нас же есть десять минут, давайте пойдем гулять". И погуляли.

***

Обратно в Москву мне нужно было по семейным обстоятельствам лететь через Дюссельдорф. И представителям заказчика тоже почему-то надо было через Дюссельдорф. Так что я попросила, чтобы на последнюю ночь забронировали гостиницу вместе с ними, и со встречи поехала тоже с ними, их тот второй переводчик возил. А мы еще закончили рано, так что он их решил по пути завезти в Кельн. Хорошо, думаю, Кельн, и эти представители на этот раз на удивление живые, можно и посмеяться вместе, и поболтать о чем-то. Но в машине один из них вдруг взял и подключил к колонкам свой телефон, и начал включать всякую музыку на свой вкус. А вкус у него оказался сильно не такой, как у меня. А я, вроде бы, существо очень не музыкальное, и слушаю тоже всякое что попало, но если мне приходится слышать что-то мне неприятное, я совершенно серьезно страдаю, всей собой. А он еще и не дослушивает ничего до конца, только я притерпелась к чему-то в стиле шансон, как он о-па, и переключил на советскую эстраду, только смирилась с советской эстрадой - оп-па, и уже русский хип-хоп, все по пол-песни, очень разносторонний товарищ. А мне качать права неудобно, меня и так-то никто подвозить не обязан. В общем, когда второй переводчик отобрал у него телефон и поставил транс, этот транс в моих ушах звучал музыкой.

***

Кельн прелестный. Узкие улочки, набережная, множество каких-то мелких деталей на домах, которые хочется рассматривать - тут барельеф, там вывеска, какая-то расслабленная атмосфера. Собор, конечно же. Пиво вкусное, опять же. Но мы очень мало посмотрели.

***

В Дюссельдорфе в гостинице окна выходили на строительную площадку. Работы на площадке начались в шесть утра. Угадайте, удалось ли мне выспаться. Вайфай очень хороший, если ваша цель - обрести смирение и познать бренность всего. А вот если у вас заряда в ноутбуке на полтора часа, и вам надо ответить на несколько писем, сделать и отправить один перевод, а потом вы вспоминаете, что еще было бы неплохо зарегистрироваться на завтрашний рейс, и у вас практически гонка: успеете вы зайти на сайт до того, как отрубится ноутбук, или не успеете, а все висит, потом говорит, что ой нет, что-то не могу, а, нет, могу, вы подождите... лично я такой вайфай не одобряю.

***

Впрочем, в аэропорту Дюссельдорфа еще хуже. Там вайфай тебе дают на полчаса. А потом все. Можно заплатить, но платить не хочется. Значит, сиди в аэропорту без вайфая, как дурак. А еще у меня там попытались отобрать мой сыр! Я с утра нашла магазин, купила сыр, упаковала, радовалась так, а в аэропорту мне говорят, что ваш сыр - жидкость, а значит, им можно взорвать самолет. Оставляйте. Или, если не хотите оставлять, сдавайте в багаж вторым местом с доплатой. Я прикинула и поняла, что хотя это будет очень дорогой сыр, я меньше буду грустить от того, что пришлось за него переплатить, чем от того, что останусь совсем без него. И ведь в других аэропортах я сыр в ручную кладь проносила. Достало. Как же меня это все достало. Вечная зависимость от мелких бутылочек для косметики, невозможность взять с собой духи, невозможность взять с собой маникюрные ножницы, поиск специальных пилок для ногтей - если она с острым концом, ее могут отобрать, если тебе вдруг подарили бутылку алкоголя - все, привет, сдавай багаж... а теперь, значит, еще и сыр. Да, я понимаю, безопасность прежде всего, но я как-то сомневаюсь, что люди так уж часто убивают друг друга сыром.

***

Кстати, мне подарили маленькую бутылочку шампанского, в котором плавают кусочки золота, 20 с чем-то каратов. Пытаюсь понять, что мне теперь делать с этим артефактом. То есть, просто взять и выпить рука не поднимается, под такое нужен повод. Но какой-то такой повод, чтобы праздновать в одиночестве, потому что бутылочка маленькая, на одного. Еще подарили большую бутылку сливового шнапса. Я как-то привыкла думать о себе, что я крепкий алкоголь в чистом виде не люблю, но в этот раз мы сидели и пили по наперсточку сливового шнапса, грушевого, яблочного, и это было прямо вкусно-вкусно, прямо хоть теперь еще и шнапс из Германии вози.

***

Странно, что если рассказывать о командировке, то получается исключительно череда разнообразных факапов, а по ощущениям было как раз хорошо, расслабленно и довольно весело, я даже немного отдохнула.
kaffeesahne: (Blümchen)
Итак, Киев и концерты. Тут нужно понимать: у меня подъем ни свет, ни заря, потом самолет, пересадка, самолет, и я по аэропортам и самолетам еще работала, пока ноут не разрядился, а тут вдруг раз - и Киев. А я головой еще в Москве и в своем переводе, а вокруг жарко, и [livejournal.com profile] batagay мне говорит, что мы вечером пойдем в сквот слушать концерт, а мне в общем-то все равно, куда и зачем идти, ну пусть будет сквот и концерт. Сквот оказался названием летнего кафе, но и действительно сквотом, т.к. кафе расположено где-то во дворах при заброшенном доме. И я вот что поняла: какое-то время назад я отказалась от высказываний, что не люблю современное искусство, потому что вот так скажешь, и тут же перед тобой оказывается что-то, что эту твою нелюбовь перебивает начисто, настолько оно оказывается крутое, живое и осмысленное. Пожалуй, я не буду больше говорить, что не воспринимаю эстетику разрушения и запустения в целом. Обычно мне все эти заброшенные дома и промзоны, и всякие развалины часовни все о смерти, мне оно не интересно, не радостно и не красиво. Но вот это место у заброшенного и разрушающегося дома, с заплетенными диким виноградом стенами, с выбитыми окнами - и оно оказалось настолько гармоничным, настолько живым, настолько каким-то уместным, что мне пришлось признать, что да, так тоже можно. Там в этом дворике, довольно маленьком, и столы со стульями, и какие-то садовые скамейки, и ковер на полу, на котором разместилась какая-то большая компания, и гамак, и сиденья высоко на дереве - туда можно залезть по лесенке, и напитки стоят в старом-старом холодильнике, а на стене огромное зеркало, и флажки развешены над головами - множество мелких, не понять, то ли случайных, то ли хорошо продуманных деталей, которые хочется находить, и показывать друг другу, и рассматривать, и все это о по-хорошему беспечном и расслабленном вечном лете. Сам концерт был - я не знаю, что это за стиль, мне это больше всего, из того, что я слышала, похоже на Бетховена, Лена говорит, что вообще ничего общего. Записей в интернете практически нет, а жаль, мне очень понравилось - музыка, в которой растворяешься и уносишься куда-то в другую реальность, даже не столько красивая, сколько завораживающая.

На второй день, во-первых, мы стали обсуждать планы на оставшееся время, я упомянула, что в понедельник самолет. Лена удивилась, она помнила, что раньше я говорила о вторнике. Я тоже удивилась - я была уверена, что буду работать с понедельника по пятницу. Залезла в свои билеты. Обнаружила в них вторник. Подумала, что могла же я неправильно выбрать билеты, и никто почему-то не заметил. Раскопала всю переписку - все-таки вторник. То есть, внезапно лишний день каникул, удивительно. После этого мы собрались гулять, но тут вдруг позвонили Ленины друзья, приехавшие вот только что из другого города, один из них очень хочет спать, нельзя ли его положить у нее, а второго взять с собой погулять. Да без проблем. Встретились, славные такие очень юные, хипстерского вида мальчики, один ушел спать, со вторым гуляли, общались, а потом выяснилось, что это басист и ударник, приехали на музыкальный фестиваль, и вечером мы пойдем слушать уже их. Фестиваль оказался на острове, сцена прямо у воды, мы сидели на песке прямо перед сценой (ребята на нас потом за это наругались, потому что у сцены звук хуже). Здорово. Ну и, конечно, прикольно, когда можно после концерта завалиться в гримерку, типа мы тут свои. Внезапный такой опыт.

Вообще Киев очень красивый, приветливые люди, много вкусной еды. Местами очень хочется, чтобы его отремонтировали, хотя я представляю, что если это случится, многие будут жаловаться, что фу, попса, верните наши надписи на стенах и обвалившуюся штукатурку. Очень страшно слушать, когда твоя подруга между делом упоминает: "А вот сюда во время революции свозили раненых", "А вот тут во время революции был пожар". С Леной повидаться было просто замечательно.

А в Вене мы наконец-то смогли встретиться с [livejournal.com profile] alira_air, я даже не помню, с какой попытки. Замечательно посидели в баре, поболтали обо всем, много смеялись. На следующий день я погуляла одна - не очень много, так, пробежаться по особенно понравившимся местам. Вена все-таки удивительная, только выходишь на улицу и тебя пропитывает какое-то особенное настроение. Обязательно когда-нибудь поеду туда хотя бы на неделю.

Купила там в одном магазине парео своей любимой расцветки. Сегодня уже в Москве поняла, что мне практически нечего надеть - все надо стирать. Надела летние брюки и скорее бельевую маечку, а сверху накинула это парео, сколов на плече брошью. Встречаемся с Ксой, она мне говорит, вау, какое на тебе, а я как-то бездумно отвечаю: "Ага, это я вчера в Вене купила". Неплохо как-то это звучит. Ну и вообще-то получилось, что я пол-дня гуляла по Москве завернувшись практически в радужный флаг (на фб есть фотография).

Ну и между Киевом и Веной был Днепропетровск. Там была работа, практически не было кислорода в переговорной, была традиционно ужасная организация встречи и несколько очень приятных моментов. Все как обычно.
kaffeesahne: (Blümchen)
Мне несколько человек говорили, что пересаживаться в Минске страшно неудобно, и при любой возможности необходимо этого избегать. Не знаю, что я сделала не так, но мне показалось, что пересаживаться в Минске удобно настолько, насколько в принципе может быть удобно где-то пересаживаться.

Перелет из Москвы в Минск считается внутренним, так что паспортного контроля нет, досмотр символический, к тому же, аэропорт Внуково маленький - напротив входа уже проход в транзитную зону, проходишь досмотр и утыкаешься носом в нужный гейт. На все ушло, не знаю, минут 10, может быть. Аэропорт в Минске тоже небольшой, указателей негусто, но куда-то сильно не туда убрести не получится из-за размеров аэропорта, к тому же, как-то всегда есть, кого спросить. Через досмотр я проходила так: "Здравствуйте, ноутбук достать? Нет? А телефон, планшет, внешний аккумулятор? Может, хоть на косметичку хотите посмотреть?" - "Девушка, проходите уже через рамку". Никаких очередей нигде, все рядом - не пересадка, а халява. Объявили посадку, прохожу, спускаюсь по лестнице, думаю, сейчас будет автобус. Смотрю - вместо автобуса ко входу подогнали сам самолет. Но посадка в него не через трубу, а с улицы. Никогда раньше такого не видела, показалось забавным.

***

Когда я несколько лет назад приезжала в Киев из Воронежа, он мне казался оживленным, стильным, захватывающе красивым. Сейчас он мне кажется по-домашнему уютным и по-южному расслабленным. Не знаю, дело в расплавляющей все жаре или в том, что после нескольких лет в Москве любой город мира кажется расслабленным. Дома в центре города оплетены виноградом, не диким, а самым настоящим, с налитыми зреющими гроздьями. Во дворах растут абрикосы. По-прежнему удивительно много красивых людей, и мужчин и женщин. Все неправдоподобно дешево - для меня это какой-то очень сомнительный плюс, я неуютно себя чувствую в местах, где все стоит копейки, особенно когда заметно, что для местных-то эти копейки - вполне так ощутимые деньги. Сразу как-то задумываюсь, как мало тут зарабатывают, и меня это расстраивает.

Внезапно за два дня побывала на двух концертах. Если будет настроение, напишу позже.
kaffeesahne: (koala)
Пока я в Астане ехала из аэропорта в гостиницу, в такси радио бодро вещало, что Астане исполняется 18 лет, ура, совершеннолетие, праздник. На следующий день оказалось, что праздник - это не для красного словца, а правда день города. А гостиница в самом центре, и совещания в ней же, там и переговорные есть, так что праздничные мероприятия прямо под окнами. Переводить совещание, когда у тебя под окнами какой-то музыкальный фестиваль и прочие народные гулянья - неудобно, и плюньте в глаза тому, кто будет утверждать обратное. Правда, под окнами диджей почему-то выкрикивал, что Астане девятнадцать лет. Ничего себе, за сутки повзрослела, подумала я. После совещания, хотя нам надо было еще обсудить довольно много всего, нас в принудительном порядке повезли на обзорную экскурсию по городу. Та же экскурсовод, что в феврале, тот же маршрут, что в феврале. Экскурсия - что-то невероятное. Я не знала, я представить себе не могла, что экскурсия по городу, по любому городу, может быть настолько невыносимо, нечеловечески, непередаваемо скучной. Дама с горящими глазами, с придыханием, с каким-то предоргазменным восторгом рассказывала про каждый небоскреб, мимо которого мы проезжали, кто на него дал денег и сколько в нем этажей. И все. Учитывая, что Астана вся состоит из небоскребов, это был час непрерывного перечисления этажности. Я вот сейчас пытаюсь придумать, что бы такое мне было менее интересно, чем точное количество этажей в каком-нибудь из небоскребов Астаны, и нет, не придумывается. Наверное, что-нибудь все-таки есть, но вот так сразу не вспомнишь. Единственное, что меня заинтересовало и удивило, так это ее слова, что в каком-то недавнем году в Астане собирались представители семнадцати мировых религий. Тут я так зависла, что даже не переспросила. Я не претендую на звание специалиста по мировым религиям, но семнадцать у меня никак не насчитывается, даже если я считаю свидетелей Иеговы и пастафарианцев. Ну или я плохо понимаю, что в этом сезоне принято считать мировой религией. И еще она сказала, что Астане 18 лет. А потом она нас отпустила, мы поужинали, и немножко прошлись пешком по городу - от ресторана до гостиницы, и обнаружили перед гостиницей дискотеку, и пошли смотреть, и на дискотеке ведущий опять время от времени выкрикивал, что Астане 19. Свидетели путаются в показаниях, но, кажется, никто, кроме меня, этого не заметил. Да и правда, какая разница. Мы еще хотели подняться у себя в гостинице на 21 этаж, посмотреть на город сверху, но там оказалась закрытая вечеринка, и посмотреть на город нам не дали - дали послушать, вечеринку было слышно во всей гостинице, и шла она до двух ночи.
Пока шла вечеринка, а я, соответственно, не спала, я полезла в Википедию узнать, действительно ли об Астане настолько совсем абсолютно нечего рассказать, как пыталась изобразить восторженная экскурсоводша. Открыла статью. Первое, что я из нее узнала - что Астана была основана в 1830 году. После этого уточнять, 18 ей лет или 19, мне резко расхотелось.

Ну и традиционные чудеса организации: в плане встречи было написано, что такси меня заберет из гостиницы в 17:30, у таксиста в заявке (он мне показал) было написано, что меня надо забрать в 18:00. Я первые минут 10 не парилась, потом стала звонить тому, кто занимался организационными вопросами, а таксист наоборот, приехал пораньше, в общем, я даже не успела толком испугаться, но того, что некоторые люди и их таланты меня снова удивили, это, конечно, не отменяет.
kaffeesahne: (Schaf)
В Шереметьево, как раз когда я уже подходила к окошку паспортного контроля, зависли то ли компьютеры, то ли какая-то программа, но зависло хорошо, намертво, так что длиннющие очереди с недовольными, дергаными людьми встали - не знаю, насколько, не подумала засечь время, но казалось, что время тянулось бесконечно. Починили, заработало, всех пропустили, но было неприятно.

В самолете оказались какие-то непонятно-неудобные кресла. Кажется, чуть-чуть, буквально на пару сантиметров слишком низкие, так что нога не лежит на сиденье, не знаю, как объяснить, но я весь полет не могла найти для ног удобное положение. Коленки до сих пор ноют.

Астана летом красивая. Наверное, если в ней долго жить, надоест - современные многоэтажные дома, довольно однотипные, посмотреть на хоть какую-то другую архитектуру или погулять по старым извилистым улочкам негде, только широкие проспекты, стекло и бетон, но пока просто едешь - простор, чисто, ухожено, много зелени, неплохо.

Заселилась в гостиницу. Номер огромный, окна выходят на стену соседнего дома, но в общем-то плевать, я не из окна смотреть прилетела. В ванной, чтобы настроить температуру воды, надо крутить два крана, холодный и горячий, как в детстве. Я от этого отвыкла напрочь. И нет никакого крепления для душа на стене, можно только держать в руке. В общем, не смертельно, но как-то неудобно.

Я этой ночью спала около двух часов, так что всю дорогу мечтала только добраться до кровати и спать, спать, спать. Приняла душ, рухнула в постель - постель именно такой степени мягкости, как я люблю, то есть, чуть-чуть мягче пола (правда люблю), одеяло невесомое, вот она, сбыча мечт, только закрываю глаза - звонит телефон, мой банк чего-то от меня хочет. Билайн, сволочь, между прочим: стоимость разговора в роуминге 10 рублей минута, если тебе кто-то позвонил, то тебе тут же автоматом подключают пакет на 10 минут за 100 рублей. А я вообще-то 10 минут разговаривать не планировала. Я за месяц столько по телефону не наговариваю. Поговорила с банком, закрыла глаза обратно, только-только начала засыпать - опять телефон, между прочим, серьезно, это больше, чем мне в среднем звонят за неделю, а то и за месяц. Один из моих немцев, предупредить, что сейчас отправит мне письмо на перевод, очень надо, чтобы оно было переведено еще сегодня.

В общем, нельзя сказать, что все плохо, но как-то все утомительно. И это до того, как началась, собственно, работа.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я в Воронеж в этот раз летала на самолете и, кажется, это был первый раз в моей сознательной жизни, когда я летала внутренним рейсом. В результате я по пути в аэропорт все время дергалась: "У меня нет с собой загранпаспорта. Я же еду в аэропорт, как же так, я еду без загранпаспорта, меня же не пустят в самолет. Стоп, я же лечу в Воронеж, в Воронеж можно лететь по общегражданскому паспорту, туда можно даже людям, у которых вообще нет загранпаспорта. Хорошо, а что я покажу во время паспортного контроля? А печать мне куда будут ставить? А, наверное, мне вообще не будут ставить никакой печати... как-то это очень странно, лететь куда-то, когда тебе не поставили печать в паспорт". И самолет размером с автобус. И у меня с собой только дамская сумка. Ужасно смешно.

Воронежскому аэропорту в моем личном рейтинге присваивается почетное звание самого "да вы охренели" аэропорта из тех, где я была в последнее время. Они перед вылетом всех заставляют разуваться. Я знаю, что мои кроссовки в рамке не звенят, я в них уже летала, но мне подсунули под нос выдержку из какого-то внутреннего местечкового постановления о том, что для повышения всеобщей безопасности разуваться обязаны все без исключения. И нет, мне не тяжело и не жалко разуться, но товарищи, ни в одном из московских аэропортов такого правила нет, в Вене нет, во Франкфурте, где приходится доставать из чемодана косметику и раскладывать по отдельным лоточкам все гаджеты, разуваешься только если рамка на тебе зазвенит (как-то я попыталась разуться заранее, зная, что эта пара обуви звенящая, мне сказали, что нет, спасибо, не надо, проходите сначала так), в Днепропетровске, где рамка такая чувствительная, что мне приходится снимать цепочку с шеи и фитнес-браслет, и то не просят разуться заранее, а вот Воронеж создает недовольную благоухающую несвежими носками очередь буквально из ничего и с непонятной целью. Фу быть такими.

На обратном пути сижу в самолете, читаю книжку, отрываюсь от чтения, выглядываю в окно - темно, внизу город светится, как будто открытая шкатулка с драгоценностями. Думаю, что вот прилечу, почту проверю... и понимаю, что какую-то секунду я не могла сообразить, куда именно я в этот раз прилечу. Нет картинки перед глазами, как это "прилечу" будет выглядеть.

Когда будет следующая командировка, точно не известно. Ориентировочно в конце мая. Это значит, две, а то и три недели, целых три долгих прекрасных недели никаких поездок. Уроки по расписанию, прогулки, встречи с друзьями, коты. Чемодан можно отодвинуть с середины комнаты в угол. Жизнь прекрасна.
kaffeesahne: (koala)
Вообще эта поездка ознаменовалась чередой разнообразных факапов:

Приехала из аэропорта в гостиницу, обнаружила, что у меня порвались джинсы. К счастью, вторые у меня были с собой, переоделась, порванные выбросила там же, но более неподходящее время для выхода одежды из строя, чем командировка, найти сложно.

Взяла зонт с собой в Германию, но не взяла его же с собой на прогулку по городу, разумеется, попала под дождь. После этой прогулки зонт ни разу не понадобился, зачем я его вообще возила.

Сделала наконец фотографию городка, в котором там живу, собственно, это вид в двух шагах из гостиницы: улица, сбоку башенка, а на горизонте атомная электростанция. Я ее и в прошлые разы хотела сделать, но то освещение было неподходящее, то торопилась, то еще что-то. Камера в планшете переключилась на видео и так зависла, отказываясь переключаться. Застряла как идиотка посреди улицы с перегружающимся планшетом. Победила планшет, сфотографировала улочку. Стала разбирать фотографии - нечаянно стерла. Ок, специально вышла из гостиницы и сфотографировала еще раз, но сам факт.

Во время совещания использовала слово alfanumerisch, будучи уверенной, что оно обозначает "числовой", знаете, когда в поле можно вводить только цифры. Оказалось, что оно значит "буквенно-числовой", то есть, когда можно вводить и цифры, и буквы. Причем вообще в тот момент переводил другой переводчик, но он перевел "числовой" как digital, это числовой как антоним аналогового, и немцы несколько зависли, не понимая, что имелось в виду, и я вмешалась и подсказала слово, как бы стараясь сделать хорошо и правильно - и, как выяснилось, слово было тоже неправильным. К счастью, ошибка была обнаружена сразу, и сразу же устранена, но было неприятно.

Капнула кофе на новую рубашку, на то место, куда люди достаточно часто смотрят, общаясь со мной. В гостинице пятно отстиралось, но пол-дня я с ним ходила. Кстати, я перед командировкой купила пару новых рубашек, все того же офисного "почти мужского" фасона, но одна розовая, другая в цветочек, такое компромиссное решение по совету Наденьки. Была страшно довольна, пока не поняла, что это белые рубашки я носила одни и те же каждый раз, все равно они одинаковые, а с яркими этот фокус не прокатит. Так что в целом направление верное, но надо додумывать еще.

Переведенный протокол совещания отправляла руководителю проекта три раза: пропустила предложение, не сохранила, отправила, потом увидела опечатку, так что руководитель проекта мне сказал, чтобы я успокоилась, прекратила попытки сделать пять дел одновременно, и спокойно сделала одно - отправила ему нужный файл. Сказал не в смысле упрека, а скорее по-отечески, но Лена, не способная сделать пять дел одновременно, это нонсенс.

И, вишенкой на торте, каким-то образом умудрилась проспать такси в аэропорт. С вечера хозяйка гостиницы ко мне постучалась и сказала, что женщина-водитель звонила, просила, чтобы я была у двери ровно в шесть утра. Я ее заверила, что уже поставила будильник, все будет хорошо. В результате пять минут седьмого меня разбудил стуком в дверь хозяин гостиницы, и мне пришлось устанавливать новый рекорд по скоростным сборам, подозреваю, бедолаге Хельмуту ранняя побудка в выходной (в Германии праздник) не очень понравилась. До сих пор в некотором шоке от произошедшего, и перед Хельмутом страшно неудобно.

Зато! Рассказала руководителю проекта о потерянной косметичке. И что мне ответил этот святой человек? Он ответил: "Ну так этот магазин тут за углом, сходи и купи, что тебе надо". Я ему напомнила, что я тут вообще-то на совещании сижу весь день, а когда я освобожусь, магазин закроется. На это мне сказали, что ничего не случится от того, что я оставлю на полчаса переводить того товарища, который обещал чертежи, а сама отлучусь и куплю, что мне надо. Что я собственно и сделала, так что у меня теперь опять есть мешок игрушечных флакончиков и пузыречков, чем я страшно довольна.

А также наблюдала невероятное: один участник переговоров задает вопрос, второй раскрывает у себя на ноутбуке соответствующую схему, все по ней показывает и объясняет, первый слушает, кивает, задает уточняющие вопросы, второй отвечает, если надо, показывает дополнительные чертежи и таблицы, если чего-то в них нет, записывает себе и обещает дополнить, все абсолютно четко, исключительно по делу, без попыток выяснить, у кого длиннее или кто кому чего должен по контракту и по жизни, без "я вам говорю А, имея в виду В, при этом получить рассчитываю С, хотя нужно мне на самом деле Х, но я сам не знаю, из какого алфавита" и встречного "я слышу А, думаю, что вы хотите B, но его у меня нет, поэтому я попытаюсь вам впарить С, хотя думаю, что в результате вы от меня получите D, и то, если повезет", просто два хорошо подготовленных к встрече специалиста встретились и поговорили. Несколько часов подряд спокойного обмена информацией. Не бывает. Очень сложно смешанные чувства испытываю по этому поводу. С одной стороны, это конечно оргазм и, повторюсь, так просто не бывает, я думала, это городская легенда. С другой - вообще всю эту встречу, именно вот эту, без перетягивания альфасамцовости и игр в "угадай, чего я от тебя хочу", можно было легко заменить тремя письмами: "пришлите, пожалуйста, документы вот по этому списку" - "вот вам документы" - "спасибо большое".

На самом деле поездка была, как обычно, очень приятная, я вообще чем дальше, тем больше люблю этот проект. Но стало понятно, что крутые горки Сивку все-таки постепенно укатывают, оперативки не хватает, чтобы следить за всем сразу, так что постоянно вылезают какие-то мелочи, по одной не стоящие упоминания, но вместе создающие тревожный "опять что-то не так" фон, который в свою очередь ускоряет мое укатывание. Очень надо отдохнуть.
kaffeesahne: (Blümchen)
Я поехала в Карлсруэ погулять по городу. А у них там прямо напротив выхода из вокзала городской зоо-ботанический сад. Я там уже была пару лет назад и в этот раз не собиралась, но проходя мимо увидела через забор кусочек того сада, судя по характерным растениям и каменным башенкам - японский сад. Ну знаете, у нас тоже так делают, когда внутри большого парка другой, маленький. Я залипла что та Алиса - срочно необходимо попасть в этот садик, иначе зачем вообще все. Прошлый-то раз я в этом парке была поздней осенью, так что никаких особых ботанических изысков не заметила, а теперь вот. Купила билет, зашла в парк и отправилась по стрелкам искать японский садик. Судя по стрелкам, садик должен был быть еще и ароматическим, по крайней мере на части стрелок, указывающих в нужном направлении, было написано "японский", а на части - "ароматический". Нашла. Садик действительно стилизован под Японию, и точно стоил того, чтобы его искать. Он меньше, чем его тезка в московском ботаническом саду, совсем маленький: что-то хвойное, раскидистое и угловатое, бамбук на берегу прудика, ручеек, какие-то кусты, усыпанные ярко-малиновыми цветами, и, как положено правильному японскому саду, он удивительно красивый с любой точки и с любого ракурса. Картинка меняется с каждым шагом, но каждый раз это потрясающе красиво. Вода, камни, сверху затянутое облаками небо, и вдруг луч солнца выхватывает цветущую магнолию - светлые яркие листья, бело-сиреневые раскрывшиеся бутоны, абсолютно открыточное сочетание цветов, и с сакур снегопадом осыпаются лепестки, и плывут по ручейку. И малиновые, белые, красные, желтые цветы на кустах. И кусты, дорожки, ручьи - сложным переплетением кривых линий, как будто бы все естественное, это вам не квадратно-гнездовой французский парк, и при этом понимаешь, насколько точно это все выверено для достижения "оно само так выросло" эффекта. И среди всей этой роскоши ароматическим оказался один единственный очень одинокий пион, скромно приютившийся в дальнем углу в стороне от всего. Остальные обильные до расточительности цветы не пахнут совершенно. Напомню, я рассчитывала на ароматический садик. Нет, потом я поняла, что это два садика, и ароматический я просто не нашла, а может, там еще и искать нечего, и надо приехать туда еще раз летом, но осадок, осадок куда прикажете девать?
В остальном парке так много тюльпанов, что запах чувствуется, когда просто проходишь мимо - никогда не относила тюльпаны к сильно пахнущим растениям. И потрясающие старые платаны. Они очень светлые, и их стволы похожи на оплывшие свечи. И стая розовых фламинго, а по дорожкам ходят лебеди и павлины.

Profile

kaffeesahne: (Default)
kaffeesahne

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios