kaffeesahne: (Brille)
Периодически натыкаюсь на тексты о том, что ах, я такой телефонофоб, я так боюсь телефонов, а тут вдруг позвонили с незнакомого номера, и у меня паническая атака, и я нажимал на "ответить" трясущимися руками, и потом три дня приходил в себя, злые, злые люди. Или ах, у меня такой нестандартный режим дня, я и сова, и жаворонок, и спящая 20 часов в сутки коала, и еще половина зоопарка одновременно, а злые, злые люди будят меня своими звонками каждый раз, как только я лягу, почему они не хотят считаться с моим особенным графиком? Или я тут работаю, а мне все звонят и отвлекают, звонят и отвлекают, что же мне делать.

И я несколько от этого всего недоумеваю. Мне вот, например, можно звонить в любое время дня и ночи, и при этом совершенно не волноваться о том, что вы меня разбудите, или отвлечете, или еще как-то помешаете. Я просто включаю звук на телефоне только тогда, когда сама жду звонка, а если не жду, он отключен. Звоните сколько угодно, ни в чем себе не отказывайте. При этом я не телефонофоб никаким местом. Я не задумываясь звоню и в службу поддержки своего банка, и заказчикам, и фирме, занимающейся моей бухгалтерией, и в принципе кому угодно. Да я даже обнаружив у себя пропущенный звонок из банка не задумываясь перезваниваю и требую рассказать, зачем звонили. Несколько лет в тех.поддержке, я разговариваю по телефону профессионально.

Но нет, мне неудобно, чтобы мне звонили. Практически никогда. Потому что я сплю - нет, не до обеда, но до того времени, когда в принципе в приличном обществе уже можно звонить. И нет, не часто, но иногда я могу лечь спать днем. Я не считаю, что человечество должно об этом помнить, но и чтобы мне мешали спать, я тоже не хочу. И я преподаю, и во время уроков я не хочу отвлекаться на звонки, даже на уровне "извини, сейчас не могу", но при этом я не считаю, что человечество в полном составе обязано помнить все нюансы моего расписания. А когда у меня не урок, я перевожу, и, опять же, я не хочу, чтобы меня отвлекали на середине мысли. К тому же, когда тебе платят за выполненную работу, а не за проведенное на работе время, отношение к потрещать с подружкой по телефону в середине рабочего дня заметно меняется. А когда ты только что провела несколько уроков подряд, тебе может просто не хотеться разговаривать голосом (или это может быть физически трудно).

Итого - большую часть времени мне неудобно, чтобы мне звонили по телефону. Большую часть времени это физически не возможно. При этом я не рассчитываю на то, что кто-то будет входить в мое положение, помнить о каких-то моих особенностях и еще как-то под меня подстраиваться. Нет, все гораздо проще, проблема решена аппаратно.

При этом я, напомню, ни разу и никаким местом не телефонофоб. По большому счету это в общем-то мой каприз. Отчасти даже издержки давней работы в той самой тех.поддержке - поотвечаешь на звонки целый день на работе, и, понимаете, станки, станки. Но вот мне чего-то интересно - те, которые телефонофобы, и отвечают на звонки трясущимися руками, им-то кто мешает так же?
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Фейсбуком принесло инструкцию от девушки с синдромом Аспергера о том, как правильно общаться с людьми с синдромом Аспергера. Мне кажется, это вообще достаточно популярный жанр: как общаться с интровертами, как общаться с теми, у кого депрессия, еще с кем-то... и я вот думаю: с одной стороны, безусловно, хорошо, что об этом в принципе стали говорить, в том числе не бояться озвучивать диагнозы, а с другой - эти инструкции мне по-прежнему не нравятся.

Во-первых, человек - довольно сложное существо, он не определяется каким-то одним критерием, даже столь значимым. И люди с разнообразными синдромами, и интро- и экстраверты, и кто угодно еще - разные. Инструкция, которую человек составлял под себя, кому-то другому запросто не подойдет. Собственно, та самая девушка написала, что людей с синдромом Аспергера вместо того, чтобы объяснять им что-то словами, надо просто обнимать. А другая, с тем же синдромом, на это написала, что тот, кто ее без предупреждения тронет, будет убит на месте. Полезная инструкция, правда?

Во-вторых, просто подумайте, сколько у вас друзей, родственников, знакомых, людей, с которыми вы работаете? Вы можете про каждого из них сказать, например, предпочитают они чай или кофе? С сахаром или без? А помнить про каждого из этих людей весь их анамнез и причитающиеся инструкции вы можете? Или не надо вам помнить о них, пусть они помнят про вас, потому что у них-то все в порядке, а особенный и нуждающийся в специальном обращении тут только вы?

И это подводит нас к "в-третьих". В-третьих, необследованных людей все меньше, обратиться к специалисту уже не стыдно, по мнению некоторых даже модно. А если все-таки не хочется к специалисту, можно воспользоваться онлайн-тестом или методом Джером К. Джерома. И как мы будем мериться? Допустим, у Васи Аспергер и общаться с ним следует исключительно по специальной инструкции. И Петя, добрая душа, был бы рад так и сделать, да только у Пети депрессия, и для него сейчас достижение - встать с постели одним куском. А у Миши синдром дефицита внимания, и он не смог дочитать инструкцию до конца, как и Сережа - дислексик. Кстати, а вот если дислексик налезет на телефонофоба, кто кого сборет? А у Маши мигрень, и она не смогла прочитать инструкцию, потому что у нее все плывет перед глазами, а у Сигизмунда нет диагноза, но такая сложная жизненная ситуация, что ему честно нет дела до того, кто еще там что написал. Да и мама его, очевидно, никогда не любила, иначе почему его зовут Сигизмунд. Так что, чье кунг фу круче? Кто под кого должен подстраиваться, кто чьей инструкции должен следовать?

Мне кажется, говорить о любых своих особенностях можно и нужно, и здорово, что это делается достаточно открыто. Но именно формат инструкций "как общаться со мной" - тупик. Не может быть каких-то специальных правил для одних людей, других специальных правил для других людей, и так - семь миллиардов раз. Могут быть какие-то базовые общие нормы поведения, базовое уважение к людям в целом, со всеми их особенностями. И, может быть, стоит исходить не из того, как другие должны общаться с особенным мной, а как мне общаться с особенными другими. Потому что все особенные, и каждый в принципе мог бы составить специальную инструкцию, как лично с ним общаться (кстати, был бы занятный флешмоб, вам не кажется?)

И да, я крайне болезненно реагирую на постановку вопроса "я - особенный, вы - нет, так что вы мне все должны", у меня детская травма.
kaffeesahne: (Blümchen)
Что касается написания учебника... конечно, я готовлю для своих учеников очень много всего, и расписанной теории, и примеров, и упражнений. И да, очень многие упражнения я придумываю сама. Но не все, многое беру из учебников, по которым сама когда-то занималась, и из интернета, даже особо не обращая внимания, с какого именно сайта. И еще что-то от мамы, а у нее тоже, что-то свое, что-то заимствованное, и уже никто не вспомнит, что откуда. То же самое со всякими текстами и диалогами: получилось найти что-то годное на нужную тему - взяла готовое, не получилось - придумала свое. Или, может быть, сначала взяла, потом переделала - это как считать? И теория расписана, разумеется, не по памяти - что-то взято из учебника просто копи-пастом, где-то подправлена исключительно манера изложения, где-то компиляция из нескольких разных источников, ну в принципе по грамматике я никак не могу быть носителем какого-то уникального знания, взятого из головы. Пока я всем этим пользуюсь тихонько для себя, никого это не волнует, на то они и учебники, чтобы ими пользовались, и упражнения выложены в открытом доступе. Но если писать учебник - это что, все награбленное непосильным трудом переписывать? А для теории, которую совсем уж не переписать, составлять список использованной литературы? Вы себе представляете, какой это объем работы? А у меня на текущие нужды - проверить домашние задания, подготовиться к урокам, разослать домашние задания - уходит около часа в день, кроме собственно уроков и переводов. Мне нравится придумывать собственные упражнения, но это не всегда легко, не всегда весело, и уж точно никогда не быстро. И картинки. На один урок может потребоваться пара десятков картинок, а сама я не умею ни рисовать, ни фотографировать. Даже если просто подбирать их на бесплатных ресурсах (а фотографии для учебных целей могут быть бесплатными и в приличных местах) - это до черта возни. Заказывать у умеющих рисовать и фотографировать друзей - этот учебник будет золотым. При том, что сейчас-то у меня уже есть любовно подобранные картинки, с заготовленными под них вопросами и всякими "обратите внимание, тут еще можно сказать вот эдак". И все это - ради чего? Я далеко не уверена, что человечеству нужен еще один учебник немецкого, или что мой учебник оказался бы лучше всего того, что уже есть - уже есть очень много разного. К тому же, тем, что у меня есть, я всегда готова поделиться с кем угодно, и нельзя сказать, чтобы за материалами стояла очередь. Кстати, сейчас я работаю над серией "управление глаголов", опираясь на книгу "Предлоги немецкого языка". Таблицы с глаголами и упражнения, пока готовы всего четыре и в работе пятая, когда будет готово все, предложу желающим.

В общем, мне бывает обидно, когда получилось что-то хорошее, а увидит это от силы человек десять (отсюда и готовность делиться), но говорить об учебнике я соглашусь только при условии, что все время, пока я его буду писать, кто-то другой будет меня полностью содержать, а также возьмет на себя все хлопоты связанные с его изданием и распространением.
kaffeesahne: (Brille)
Если вдруг кому-то показалось, что в посте про избыточные рефлексии я была слишком резкой, или не понятно, о чем я, я попробую объяснить на примере: я сейчас делаю довольно длинный и очень муторный перевод. В этом переводе фу и бе примерно все (кроме оплаты, разве что). И я уже пару недель в этом переводе вся. Я просыпаюсь с мыслью, что надо делать перевод, и засыпаю, прикидывая, сколько я перевела за день. Я жалуюсь на перевод друзьям, я час проговорила о том, как мне неохота делать этот перевод, с психологом, если я занимаюсь чем-то другим, я отчетливо понимаю, что это все - время, украденное у перевода. И вот понимаете, пока я играю в таймкиллер, размышляя об особенностях этого текста, или пока я рассказываю подруге, как я задолбалась об этот перевод, я мыслями как бы вся по-прежнему в нем, у меня нет ощущения, что я от него отвлекаюсь, я по ощущениям вся вокруг него, я не отдыхаю, я тут, вроде как, все время работаю. Но при этом очевидно, что пока я думаю о переводе, или рассказываю о переводе, или вот пишу пост о переводе, на самом деле перевод не делается. От того, что я о нем думаю и прислушиваюсь к своим ощущениям от него, он не продвигается вперед ни на слово. Он продвигается, когда я его реально делаю. Что я при этом чувствую, с точки зрения выполненной работы абсолютно не важно. И если я мыслями при этом где-то совсем в другом месте, и вообще параллельно слушаю новый мюзикл, это тоже не важно. Важно, что я последовательно и методично делаю дело.

Так вот, с изучением языка то же самое. Можно быть как будто бы целиком в языке, в ощущении языка, много думать о том, как вы учите язык, рассказывать и писать посты о своих ощущениях от изучения языка, и абсолютно искренне воспринимать это как интенсивную работу, я же вся так погружена в язык, прямо вот вся в нем - и при этом объективно говоря не учить никакой маленькой чуточки.

На самом деле - ужасно обидно. Если бы этот перевод делался столько, сколько я о нем думаю... уууу, зажили бы.
kaffeesahne: (Blümchen)
Всю неделю странное самочувствие - абсолютно ничего не болит, но все время хочется спать. И спится отлично, и снятся яркие интересные сны, которые все время хочется досматривать, но кроме сна и немного работы не успеваю практически ничего. То есть, утром просыпаюсь, провожу пару уроков, перевожу то, что успевают прислать, и засыпаю обратно, потом просыпаюсь, еще перевожу, провожу вечерние уроки, и снова спать. Дневной свет застаю самым краешком, мимоходом, дни и так-то совсем короткие, а у меня - буквально по паре часов.

***

На улице к моему удивлению оказалось совсем не так противно, как можно было бы ожидать. Не так уж холодно, с неба падают крупные мягкие хлопья снега, вроде, солнца нет, но все переливается - красиво. Но вот то, что этой красоты - еще на четыре месяца, это все-таки как-то печально. Не ужасно - жить все-таки можно, но все равно не люблю.

***

В последнее время со всех сторон доносятся истории о том, как кто-то с кем-то разругался, расстался, взаимно забанился и еще как-то разошелся. Ни одна из историй не касается меня лично никаким боком - невзаимные френды и всякие знакомые знакомых, но тенденция немного пугает. Думаю о том, что надо как-то аккуратнее общаться с друзьями, не наступать на больное, думать, что и как говоришь. А то мало ли. Нехорошее какое-то поветрие.

***

Еще думаю о том, что я как-то очень плохо умею принимать мелкую помощь, когда она не по реальному поводу, а скорее знак внимания. Скажем, в одну из командировок я прилетала в Германию в их праздник, и один из моих немцев мне написал, чтобы я имела в виду, праздник, все будет закрыто. И я, конечно, в письме вежливо поблагодарила, но про себя подумала, что ну твою же маму, пять лет в универе, с экзаменом по страноведению, между прочим, год в Германии, дохренадцать лет работы с немцами и на немцев, неужели же этот прекрасный человек думает, что я не знаю, когда у них какие праздники, и что в них происходит. А прекрасный человек, вероятно, думал вовсе не о моем послужном списке и не о том, как бы поставить под сомнение мои знания, а о том, что насколько он меня знает, я, приехав из аэропорта в свою деревню, отправлюсь к ближайшему орешнику за вкусной запрещенкой на ужин. А в праздник в Германии вымирает все, а если какая-то едальня, которых в той деревне не так, чтобы много, будет открыта, то скорее всего она будет полна народу, так что есть шанс, что Лена останется по случаю праздника совсем без еды, и будет сидеть в гостинице голодная и печальная. То есть, с его стороны там не было ничего для меня обидного, была только забота, а я такую заботу на опережение как-то не умею внутри себя принимать. Но по крайней мере умею все-таки говорить "спасибо" вместо того, чтобы предъявлять претензии, и умею принимать помощь и сочувствие там, где они уже по факту, не на всякий случай. Даже просить о них умею. Тоже ведь далеко не навык по умолчанию.

***

Камша у меня как-то на удивление хорошо зашла, цикл этот, как его. Кто рекомендовал - спасибо большое. А также не могу отделаться от ощущения, что это такой очень уж разросшийся снарри (а если вы не знаете, что такое снарри, то вам это и не интересно).
kaffeesahne: (Brille)
На самом деле меня в последнее время никто об этом не спрашивал, но давайте представим, что все-таки кто-то спросил, что я думаю по поводу утверждения, что лучше всего изучать иностранный язык с самого начала с носителем и только с носителем. Вот что я бы этому кому-то ответила:

Я в своей жизни изучала некоторое количество разных языков. Не какое-то рекордное - у меня есть друзья, знающие больше языков, чем я, но все-таки большее, чем в среднем по палате. Так получилось, что я изучала каждый из языков иначе: немецкий - индивидуально, с мамой (по крайней мере на начальном этапе), английский - в старших классах и в университете, в группе, французский - по самоучителю, тайский - в тайской языковой школе, как раз с носителями. Ну и обязательную для студентов ин.яза латынь я тут упомяну исключительно ради количества, ее я проходила как-то мимо. Немецкий я какое-то время преподаю сама, в том числе людям, до меня изучавшим его с нуля с носителями. То есть, можно сказать, что в вопросе я худо-бедно разбираюсь. Плюс у меня соответствующий круг общения, есть с кем сравнить полученный разными путями опыт.

Так вот. Если я сама соберусь изучать еще какие-то языки (а я надеюсь, что однажды у меня вдруг появится время, и тогда я займусь еще несколькими языками, у меня даже список заготовлен), я никогда, ни при каком раскладе, никакой язык не стану изучать с носителем с нуля. Только с того момента, когда уже разберусь в основах грамматики и заговорю, не раньше. То есть, да, люди разные, у кого-то еще может быть другое восприятие и другой опыт, и другое представление о том, что такое знать язык, но для меня - так. Ну и да, на истории о том, как кто-то очень долго изучал какой-то язык дома, и никак не мог на нем заговорить, а как только приехал в страну, так сразу и заговорил, у меня есть заготовленный ответ: "А потом я отравился печеньем".

А еще у меня есть нежная и трепетная мечта: задружить себе где-нибудь немца-германиста, любого пола и возраста. Чтобы его дергать вопросами, как правильно, и почему правильно так.
kaffeesahne: (Blümchen)
Хеллоуин, точнее даже самайн - очень правильный праздник. Начался самый мерзкий месяц года. Ок, я никак не решу, какой месяц хуже, ноябрь или февраль, но явно один из них. Темно. Осеннее солнцестояние, конечно, прошло довольно давно, но именно сейчас стало заметно, как мало стало солнца - в пять уже ночь. Да и когда не ночь, это не день, так, светлое время суток - хмурое небо, голые деревья, холодный ветер. Силы зла царствуют безраздельно. И вот так - следующие месяцев пять, то есть, примерно вечность. Плохо. Самое время вытащить и расставить на виду оранжевые солнечные тыквы, и зажечь свечи, и наряжаться в дурацкие костюмы, и пугаться от глупых нестрашных розыгрышей, и праздновать, просто так, без специальной длинной истории о том, что когда-то в этот день что-то произошло, просто праздновать, показывая фак темноте и холоду, пусть вокруг мерзость - мы живы, мы еще можем праздновать. Как говорит моя культурная питерская подруга, пренебречь, вальсируем.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Проект постепенно дожил до экватора и скоро уже полетит к своему окончанию. То есть, еще год или полтора, или как получится, довольно большой срок, но я уже постепенно начинаю загоняться. Закончится проект - и что тогда? Как бы мои немцы меня ни любили, если у них не будет других русскоязычных проектов, я им буду не нужна, а со всем, что происходит, не похоже, чтобы в ближайшее время русскоязычные заказчики активно покупали оборудование в Германии. Понятно, что срок долгий, и за это время еще не раз все может измениться, зная меня, можно предположить в том числе, что мне надоест переводить вообще, или переводить именно про тяжелое машиностроение, так что волноваться сейчас бессмысленно. Я это понимаю, но как же не волноваться, когда есть повод. И еще я думаю о том, что все люди, с которыми я сейчас работаю, вероятно с окончанием проекта уйдут из моей жизни. Сейчас мы мотаемся вместе по всяким городам и весям, плечом к плечу выступаем на совещаниях, сплетничаем о заказчиках, пьем пиво по вечерам, травим байки - мы не очень-то близко дружим, на самом деле, у нас не очень много общих интересов, разный бекграунд, вне работы мы бы вряд ли сошлись, но сейчас-то сошлись. А потом проект закончится - и все. Теоретически можно было бы списываться и созваниваться, но ведь не будем же, потому что не понятно, о чем говорить, когда общая работа нас больше не связывает. И это нормально и закономерно, когда увольняешься из офиса, тоже в общем-то не поддерживаешь отношения со всеми коллегами. С кем-то, может, и да, но не со всем же офисом. А я-то с ними даже не каждый день вижусь, так, пару дней раз в пару месяцев.

Эти переживания - они же не от того, что прямо так уж жалко терять контакт с определенными людьми. Они скорее от укоренившейся привычки поддерживать контакты. Добавились на фейсбуке - и все, контакт сохранен. Может, вы и не будете никогда больше общаться, но будете время от времени друг друга лайкать. Раз в несколько месяцев выложит человек фотографию из отпуска, или ссылку на какую-нибудь статью, или результаты теста, или даже ладно, что поделаешь, если такая беда - фотографию завтрака, как бы помашет рукой: "Смотрите, я жив", а ты его лайкнешь: "А я тебя помню" - и, вроде, пустяк, но как-то на душе приятно. Близкая дружба не сложилась, но тянется от тебя куда-то ниточка, и тебе от этого немножечко хорошо. А нету у человека привычки пастись в сети - и нету этой связи, тоже пустяк, но какой-то крошечной чуточки не хватает.

Хотя иногда бывает наоборот. Бывает, что дружишь с человеком, даже вот прямо близко дружишь, прямо вот числишь человека в самых-самых. А потом как-то эта близость уходит. Не обязательно драма, может быть, постепенно стало вместе неинтересно, или появились у тебя или у него какие-то другие отношения, так бывает и это тоже нормально. Сначала незаметно, потом перестаешь читать его посты, потому что неинтересно, потом посты в лентах уже начинают раздражать, потому что мне же это не интересно, почему оно мне тут все время мозолит глаза, и, чтобы не раздражаться, в какой-то момент решаешься и удаляешь человека из читаемых лент, как бы придавая внутри себя давно произошедшему официальный статус. Но прослойка же тонкая, все равно видишь какие-то комментарии под постами общих знакомых, фейсбук так и вовсе мастер подсовывания лишней информации (а заморачиваться с полным вытравливанием контакта как-то странно, вы же не враги, просто теперь чужие люди). И вот видишь ты это, и на тебя веет черной жутью, настолько то, что ты видишь, тебе чужое. Ты головой помнишь, что еще недавно человек считался твоим близким другом, но не можешь понять, как это могло быть. Думаешь, что, может быть, человек за это время так сильно изменился - и нет, не изменился, всегда был таким. Ты точно помнишь, что и раньше он говорил то же самое, и вел себя так же. Просто раньше тебя это почему-то устраивало. Думаешь, что, может быть, это ты за это время так сильно изменилась - но нет, в конце концов, можно полистать собственный жж назад и убедиться, что тебе по-прежнему близки твои собственные посты прежних лет. Да и в остальном круг общения не так сильно поменялся. Но вот считался кто-то другом, а сейчас не можешь себе представить, чтобы вы подружились заново. И уже как-то с опаской начинаешь смотреть на других своих друзей - вдруг через год и они покажутся такими же чужими, и можешь ли ты вообще доверять своим суждениям о людях. И думаешь, что лучше бы все это от тебя к другим людям не тянулось, лучше бы с прекращением какой-то совместной деятельности контакт исчезал из твоей жизни навсегда и полностью, оставляя только приятные воспоминания.

Ну и, конечно, можно еще порассуждать о том, есть ли какой-то смысл поддерживать эту иллюзию контактов с людьми, с которыми на самом деле не общаешься, и какой смысл во взаимных лайках раз в пол-года вместо долгих задушевных разговоров у кого-то на кухне, мол суррогат и иллюзия, но вот сейчас я после совещания валяюсь на постели в своем гостиничном номере, и вспоминаю, как я вчера после работы учила Юргена пить на брудершафт, и как мы с Клаусом мерились, кто больше знает японских слов, и думаю, что не факт, что мы вообще еще когда-то увидимся - и мне кажется, что какой-то смысл в том, чтобы поддерживать контакт просто чтобы было, все-таки есть.
kaffeesahne: (Brille)
И на всем 100500 раз осточертевшую тему, а то что все вокруг говорят, а я молчу.

1. "Ученик-учитель" с произвольной расстановкой полов в паре - очень распространенная эротическая фантазия, местами даже фетиш. Думаю, это одна из причин (не единственная, конечно), почему эта тема так всех цепляет, и почему на нее сложно говорить без эмоций. "Если у меня были фантазии, кабутта я учитель, а она такая ученица, я теперь что, гад и сволочь? Нееее, я не гад и сволочь, я точно знаю, поэтому давайте найдем объяснение, почему это не плохо". Фантазия это не то же самое, что желание. Желание это не то же самое, что намерение. Намерение это не то же самое, что свершившееся действие. То есть, какие там у кого фантазии, это вообще ни на что не влияет. И поэтому же, если человек фантазировал в какую-то сторону, а кто-то взял, да и сбыл ему эту его фантазию, это еще не повод говорить, что "он(а) сам(а) хотел(а)". Это как, знаете, с подругой на диете: "Торт хочешь?" - "Хочу, но не буду".

2. Я считаю, что связь между учителем и учеником - плохая идея, даже если это студент и преподаватель. Да что там, даже если это два человека одного возраста, мне кажется, это не очень хорошая идея. А также в отношениях между учителем и учеником ответственность по умолчанию лежит на учителе, чего бы там ученик ни хотел.

3. В разовой ситуации я готова рассмотреть какие угодно альтернативные версии событий. И великую любовь, и всепоглощающую страсть, и временное помутнение сознания, и то, что младший участник был на самом деле более опытным и коварно соблазнил старшего - ну а что, всякое бывает. Да, мне все равно кажется, что если там такая любовь, то лучше бы сначала перестать быть учеником и учителем, но у всех свои недостатки. А вот если одна и та же история повторяется раз за разом - пострадавший поскользнулся и упал на нож подозреваемого пятнадцать раз подряд, ага. Это уже больше похоже на привычное и поставленное на конвейер использование служебного положения.
kaffeesahne: (Brille)
Меня периодически спрашивают, что делать, чтобы легче учить слова. Кажется, от меня ожидают, что я знаю какое-то чудо-средство, чтобы можно было запоминать любой объем слов с одного раза, чтобы как-нибудь все училось само. Никакого такого средства у меня нет. Я вообще не склонна считать, что изучать иностранные языки легко. Слова учатся большим количеством повторов, то есть, да, извините, зубрежкой. То, что я могу рассказать – это как сделать этот процесс, во-первых, более эффективным, во-вторых, более интересным. Интересные занятия обычно субъективно воспринимаются как более легкие, чем скучные – это все, что я могу предложить в качестве секретного оружия. У меня, увы, нет никаких ноу-хау, все, что написано ниже, по идее знает любой студент ин.яза. С другой стороны, я не проводила каких-то объемных исследований, так что я говорю только о собственном опыте, у других людей что-то, что хорошо работало со мной, может не работать совсем, а что-то, что мне показалось бесполезным, может оказаться основным рабочим инструментом.

Read more... )
kaffeesahne: (Blümchen)
В четверг была лекция Ксы о Леонардо да Винчи, это было ожидаемо прекрасно - мне кажется, Кса такой рассказчик, что даже если бы она взялась своими словами пересказывать таблицу умножения, ее бы все равно слушали открыв рот, а уж когда сама тема располагает, выходит действительно очень круто. Кстати, Кса будет читать лекции и о других художниках, если вам интересна эта тема, непременно имейте в виду.

Но я, собственно, не об этом. Я там вспомнила, как лет 12 назад у меня еще не было своего жж, но я уже читала чужие, всяких тысячников (тогда 1000 читателей было очень много), живущих в Москве. Они были не то, чтобы прямо звездами и небожителями, но было очевидно, что у них какая-то гораздо более интересная, чем у меня жизнь, они ходят на какие-то клевые мероприятия и интересные выставки, они ведут между собой какие-то очень интересные и остроумные разговоры, они сами гораздо умнее, эрудированнее, остроумнее меня, они все так или иначе знакомы между собой и живут в каком-то своем мире. Когда я переезжала в Москву, у меня и в мыслях не было втереться в этот мир - где они, а где я. Но вот я прихожу на лекцию, обнимаюсь с одной близкой подругой, приветствую другую, машу рукой нескольким знакомым, подхожу к кому-то: "Здравствуйте, мы в реале еще не встречались, но я такая-то" - и вообще-то это те самые люди. Вот это, то самое, что казалось скорее сериалом, теперь называется моим кругом общения.

И еще про круг общения - я живу в огромном городе и общаюсь с довольно большим количеством, вроде бы, довольно разных людей. Но я прихожу на мероприятие с несколькими десятками участников, и я знакома, наверное, с половиной, да и вторую половину узнаю в лицо. Я спонтанно иду на концерт - тут же выясняется, что он проходит в антикафе, принадлежащем моей знакомой, и, конечно же, мне находится, кому сказать: "Привет, так и знала, что тебя здесь встречу". Кажется, все мои друзья знакомы максимум через одно рукопожатие, в смысле, еще одно, не считая моего. Бывает, что у кого-нибудь в жизни происходит что-нибудь занятное - женился, развелся, сменил работу или место жительства - и я этого человека в глаза не видела, а он о моем существовании, может быть, и вовсе не подозревает, но мне столько народу рассказывает столько подробностей, что кажется, я знаю больше, чем непосредственные участники событий. Или тебе в компании представляют нового человека, а ты вдруг понимаешь, что уже знаешь о нем гораздо больше, чем он будет готов тебе рассказать в ближайшие пару лет, при условии, что вы продолжите общение.

Это, конечно, не значит, что вот прямо все друг друга знают - это все друг друга знают внутри этого маленького мирка. Здесь все друг друга знают, у всех примерно одинаковые взгляды и вкусы, и представления об уместном и о прекрасном, и о том, по каким правилам мы тут играем. Я, честно говоря, очень люблю этот свой маленький мирок. Я люблю это ощущение принадлежности, и того, что здесь ты среди своих, и такой, знаете, страховочной сетки, которая тебя удерживает, если ты вдруг падаешь. Я люблю придти куда-то - а там все свои. Но, конечно, иногда бывает любопытно - а как оно там, в большом мире? смогу ли я завязать знакомство с кем-то чужим, с кем-то, с кем у меня нет 10 общих друзей на фейсбуке? как они там у себя в другом мире живут? о чем с ним говорить? и есть ли у меня вообще шансы пересечься с кем-то не из нашей тусовки, если куда бы я ни пошла, везде знакомые ники?
kaffeesahne: (kote2)
На фейсбуке подруга пишет, что в Москве ужасно, потому что кафе открывается в 10 утра, и касса открывается на полчаса позже, и лестницы крутые, с чемоданом неудобно. Насколько я понимаю, человек в городе проездом, то есть, чемодан, метро, аэроэкспресс, аэропорт. Что за кафе, что за касса, на полчаса позже, чем что она открывается, какие именно вокзал и аэропорт - ничего не знаю. Но почему-то отношение меня страшно задело. Ей богу, Москву есть за что поругать. Этим летом особенно. Я постоянно ругаюсь и на перекопанный центр, и на "скоро здесь будет чисто и красиво", и на то, что убрали всякую мелкую торговлю - совсем недавно пыталась сообразить, где теперь люди покупают зонты, раньше всегда покупали в киосках в переходах, я периодически поругиваюсь на то, что за билет в метро почти нигде нельзя заплатить картой, а уж как я ругаюсь на безвкусицу "московских сезонов"... И да, я могу себе представить, что человек, уже уставший с дороги, вынужденный тащить чемодан по лестнице, вероятно, торопящийся скорее попасть в аэропорт, может быть зол на весь белый свет, но честное слово, говорить, что ужасен весь город, из-за того, что тебе каким-то образом удалось не найти круглосуточное кафе, мне кажется дикостью.

Вспоминаю, как я несколько лет назад приехала в Таллин ранним утром, и обнаружила, что все еще закрыто, так что мне негде не то, что выпить чашку кофе, но и сходить в туалет, так мало этого, еще и промочила ноги и замерзла - разве я где-то говорила, что Таллин - ужасное место? Я говорила, что я плохо спланировала поездку и неудачно выбрала обувь, а Таллин прекрасен. Когда я приехала в Вену - видели бы вы, как я нарезала круги по станции метро в поисках нужного мне пути! Тоже с чемоданом, и вполне так вверх-вниз по лестницам. Успела проклясть все на свете. И в гостинице мне сказали, что номер еще не готов, можно оставить вещи и пойти гулять - увы, без возможности принять душ и переодеться. И я послушным зайчиком гуляла с восьми до двух. Я где-то говорила, что Вена ужасна? Нет, я говорила, что я в восторге. Но ок, Таллин и Вена - общепризнанно красивые города. Но я и про другие города, в которых бываю, не часто говорю, что там ужасно, хотя какие-то мелкие бытовые накладки в дороге происходят постоянно.

Мне кажется, очень мало мест, где все или однозначно только прекрасно и великолепно, в шоколаде и посыпано розовыми лепестками, или наоборот, сплошной ужас и плохо все. Обычно везде что-то хорошо, что-то плохо. Для меня нормальная здоровая реакция - когда рассказывают и о хорошем, и о плохом, или вообще не цепляются за эти категории, просто сравнивают, что здесь так, а в других местах иначе. В конце концов, многое - вопрос привычки, приоритетов и личных субъективных предпочтений. Я очень люблю бывать в Германии, но то, как она вымирает по выходным, мне не нравится. В Днепропетровске, конечно, очень бедно, но набережная впечатляет, и красивые женщины, да и если бы отремонтировать - было бы красиво. Когда мне говорят, что ах, вот тут мне нравится все, прямо все, все чудесно и исключительно как я люблю, я не могу не думать, кого тут хотят обмануть, меня или себя. Когда говорят, что все плохо, я думаю, как хорошо, что сейчас постепенно начинают в открытую говорить о депрессии. А уж говорить, что все плохо в целом городе, имея на самом деле в виду, что ты устала в дороге, мне кажется какой-то ментальной неряшливостью.

И еще. Я же со своим маленьким зеленым чемоданом путешествую явно больше, чем в среднем по палате, да? И нельзя сказать, что по всему миру, но в разные стороны. Так вот, из тех мест, где я бываю, есть только один город, где мне всегда, гарантированно, предлагают помочь поднести чемодан и придерживают все двери по пути следования. В других местах - бывает, но скорее в единичных случаях. В Москве, ужасной бездушной Москве, где ото всех приличных людей отворачиваются, предварительно скорчив козью рожу, и прямо перед ними захлопывают все двери, мне почему-то всегда помогают.
kaffeesahne: (Blümchen)
Ну хорошо, то, что письмо, написанное таким чудовищным канцеляритом, что от него глаза кровоточат, надо переводить так, чтобы глаза максимум немного слезились, меня убедили. Потому что добрее надо быть. Но вот, допустим, человек написал такое вот письмо, или, другими словами, вышеуказанное лицо совершило ряд действий по написанию сообщения в электронной форме согласно правил ведения деловой переписки с целью сообщить замечания и получить согласование, я это, допустим, худо-бедно перевела, другая сторона написала ответ - и вот этот ответ мне переводить на то, что мне кажется нормальным человеческим языком, или на тот вариант клингонского, который близок будущему читателю? Вот что меня сейчас беспокоит.

На самом деле мне это правда очень трудно - постоянно помнить, что лингвистические способности - это не весь человек, и даже не весь интеллект человека. Что можно быть linguistically challenged, но при этом милым, умным, компетентным в каких-то областях человеком. В другую сторону, что хорошо подвешенный язык не гарантирует ни ума, ни социальных компетенций, ни, тем более, каких-то особых личностных качеств - да, легко укладывается в голове. А вот что можно писать "сообщаем вам материалы, из которых будут построены стены" и при этом нормально разбираться в тех материалах и тех стенах - очень трудно помнить.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Если человеку прямым текстом говоришь: "Не делай так больше, пожалуйста, мне это неприятно", а он следом делает точно так же, и вместо: "Извини, пожалуйста, забыл, постараюсь больше не делать" выдает: "Ачотакова? А мне норм", не надо с ним - и вот в этом месте можно поставить точку. Не надо с ним больше ничего. Не надо повторять раз за разом: "Ну пожалуйста, не надо, ну правда неприятно", не надо подробно объяснять, почему именно неприятно, детская травма там у тебя, или проф.деформация, индивидуальная непереносимость или вполне распространенное явление, не надо выдавать зеркальную реакцию: "ты со мной так? вот и я с тобой так же, ага, когда с тобой, тебе тоже не понравилось, вот и мне не нравится", не надо устраивать показательные скандалы в надежде, что, может быть, хоть теперь обратит внимание, что происходит что-то не то, и если не поймет, то хотя бы запомнит, что если делать вот так, то будет нехорошо. Не надо себе раз за разом повторять, что человек-то вообще-то хороший, рассказывать умеет интересно, или что с ним и так практически все перестали дружить, если не я, то кто же. Вот это все - не надо. Не услышит, не поймет, не обратит внимания, не заметит связи между тем, что он только что сделал и ответной реакцией, будет только хлопать глазами: "Ой, что это? Почему? Почему меня вдруг совершенно ни за что обижают? Наверное, потому что мир жесток и непредсказуем". И как бы интересен ни был человек, если он постоянно фоном бесит - и своими действиями как таковыми, и тем, что игнорирует несложную в общем-то просьбу, демонстрируя, насколько ему плевать на чьи-то переживания, кроме собственных - сколько-то нормально общаться с ним не выйдет. Будешь только ждать, что ага, сейчас он опять как всегда. И реагировать раздраженно уже просто по умолчанию, авансом и по старой памяти. И будет вместо интересного общения, которое с этим человеком могло бы быть, только сплошная вялотекущая разборка, кто кому что как почему сказал, и ну ты же знаешь, что я это не люблю, ну вот на какую, скажи, на какую реакцию ты раз за разом рассчитываешь? Не надо вот это все вообще, не надо это все сразу. С первой попытки.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Сегодня два года, как я вернулась в Москву из Бангкока. То, что у меня не складывается, что я не на месте, что я отчаянно скучаю по Москве, стало понятно раньше, чем через полгода после переезда, но еще какое-то время я не могла решиться на то, чтобы вернуться - мне казалось, что признание собственной ошибки сделает меня проигравшей, я боялась, вернувшись, натолкнуться на жалость или злорадство, я тянула до последнего, пытаясь выиграть что-то в изначально безнадежном деле. Но когда я вернулась - и я всегда буду благодарна Наде за то, что она меня уговорила вернуться и дала место, куда возвращаться, я наконец почувствовала себя правильно, и все мои друзья были просто рады видеть меня рядом, рады тому, что я в порядке, многие мне тогда предлагали помощь в поиске жилья и работы, предлагали и свой диван, чтобы было где перекантоваться, и свое общество, чтобы можно было выговориться, но никогда, ни разу и ни с кем это не было обидно или унизительно, я так ни разу за эти два года и не почувствовала себя проигравшей. Это внезапно оказалось ценным опытом - можно попробовать что-то новое, а потом решить, что нет, не мое, не получается, и вернуться, и начать с начала, это, оказывается, не страшно, это не перечеркивает прежние успехи и не отменяет то хорошее, что еще может быть в будущем. Можно ошибаться, можно признавать свои ошибки, это просто часть жизни.
Сейчас, спустя два года, я опять живу совсем не так, как я ожидала, когда возвращалась - я даже не вернулась в офис. Но я определенно счастливее, чем была, когда уезжала.
kaffeesahne: (Blümchen)
С другой стороны, когда просыпаешься, а у тебя кругом котики, и тебе их не надо сгонять, чтобы самой вскочить и мчаться, а можно еще немного поваляться с котиками, и понимаешь, что тебе не надо ни краситься, ни гладить рубашку, ни куда-то идти или ехать, и есть тебе можно когда захочешь, а не когда перерыв, и за столом при этом сидеть не с ровной спиной, а как обычно - левая нога под себя, правая ступней на стул, коленом вверх, а работать можно вообще лежа, и в браузере можно открывать что угодно - никто не заглянет тебе на экран, это тоже, конечно, отдых. В общем, в утверждении, что фрилансеры только и делают, что отдыхают, безусловно, что-то есть (например, ирония).

Если серьезно - да, я считаю, что письменным переводом и подобными вещами удобнее заниматься из дома, причем это удобно и мне, и заказчику. Мне платят за сделанную работу, а не за то время, что я провожу сидя на казенном стуле и глядя на казенный монитор, соответственно, я не просиживаю и не проглядываю казенное оборудование, а заказчик не выносит мне мозг попытками вмешиваться в рабочий процесс (почему ты сидишь глядя в потолок и ничего не делаешь - я думаю, над чем ты смеешься - у предложения смешная конструкция) или контролировать сопутствующие моменты (как можно работать в такой позе, как можно работать под музыку, почему ты отвлеклась, почему ты сказала, что немедленно приступаешь, и вместо этого пошла пить кофе), что, безусловно, заметно улучшает наши отношения.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Еще когда я сама была студенткой, мне пришло в голову, что тех, кто изучает иностранные языки - тех, кто делает это с интересом и удовольствием - можно условно разделить на две группы. Первая - те, кто делает это под девизом "если мне есть, что сказать, то незнание языка меня не остановит". Говоруны. Языковой барьер - занятное, но совершенно бессмысленное словосочетание, просто берешь и говоришь, в чем, собственно, проблема. Изучать грамматику увлекательно - разные правила складываются как детали головоломки, полистал учебник на перемене и, вроде, все понятно. Забавно нахвататься каких-нибудь прикольных слов или выражений. И, главное, можно же говорить, это как игра, как конфета у тебя во рту. Делать упражнения, чтобы не только понять что к чему по верхам, но и довести навык до автоматизма, правда, скучно. Ай, ладно, какая разница, как-нибудь же поймут, я же все равно могу говорить. Заучивать слова на заданную тему списками - муторно. Можно же заглянуть в словарь или объяснить на пальцах. Делать бесконечные упражнения, требующие сосредоточенного внимания - брррр. Не отбивайте мне удовольствие. Всегда проще импровизировать, чем готовиться дома. Отличные оценки за устные ответы, полный провал на письменных контрольных, вечный вздох педагогов: "С твоими бы способностями - хоть бы немного прилежания".

Вторая группа - все наоборот. Говорить - трудно. Страшно. Неловко за каждую ошибку. Если известно, что завтра надо будет что-то говорить, проще написать текст заранее, десять раз перепроверить и выучить наизусть, все что угодно, лишь бы не пришлось импровизировать. Языковой барьер - повседневная реальность, гиря, привязанная к ноге. Разбираться с правилами приходится долго и вдумчиво, чужая логика никак не хочет складываться в осмысленную картинку. Но упражнения по грамматике успокаивают, как вязание. Но слова просто берутся и зазубриваются, в чем, собственно, проблема. Да, устный ответ это пытка, но блестящие, безупречные сочинения и контрольные, но преподаватели регулярно ставят тебя в пример тем, кто просто берет и говорит.

Я сама - говорун как он есть. Я никогда не стеснялась говорить по-немецки, никогда не понимала, как это вообще, стесняться говорить. Но чтобы заставить меня говорить правильно, потребовалась самая строгая преподавательница, какую можно себе представить. Она просто не давала мне закончить предложение, если я делала ошибку. Нет, еще раз сначала. Что было не так? Какой это род? А падеж? Почему именно этот? Еще раз. Нет. Еще. Какое управление у этого глагола? Нет, думай. Еще раз. Да, можно просидеть полчаса над одним предложением, но предложение будет идеально правильным. Не хочешь отмалчиваться? Ок, ты знаешь, что делать. Вот тебе упражнения, тренируйся, может быть, в следующий раз успеешь высказать свою мысль до конца пары. Я это ненавидела, господи, как же я это ненавидела. Но - да, я научилась. И задним числом бесконечно благодарна. Правда, хм, нас в группе было больше десяти. Я от этой нечеловеческой методики стала наконец-то не просто говорить, а говорить хорошо. Остальная группа перестала говорить вовсе. Кто до встречи с этой преподавательницей еще не боялся делать ошибки - начали бояться. Не у всех такая непрошибаемая психика и такое неубиваемое желание высказаться, как у меня, так что я сама с живым человеком так поступать не стала бы.

Сейчас, когда я сама преподаю, у этого всего есть еще одно последствие. У меня в голове говорить - легко. А вот хорошо поставленная грамматика - это сложно. Это очень ценно. Это то, что лучше бы сделать с самого начала, потому что переучиваться будет долго, трудно и, главное, муторно и обидно. Грамматику надо учить, с ней надо разбираться, надо делать упражнения, нельзя смиряться с ошибками. А говорить - ну что говорить, ну я же объяснила, как надо говорить, что сложного в том, чтобы высказаться, если знаешь, как. Была бы четкая структура, а заполнить ее содержанием легко. Мне приходится каждый раз, каждое занятие усилием воли напоминать себе, что у других людей голова устроена по-другому, они не могут просто взять и заговорить, их надо учить и этому, это тоже надо тренировать, занятие, проведенное за одними лишь разговорами по-немецки, это не зря потраченное время, а важная и ценная часть обучения. В конце концов, укрощение небрежного говоруна я пережила на собственной шкуре, пусть мне это не понравилось, но я точно знаю, что так бывает, а вот в полной мере разговорить кого-нибудь из молчунов никому из моих преподавателей, насколько я помню, так и не удалось. Я это прекрасно понимаю головой, но постоянно, постоянно приходится себе об этом напоминать.

Я вот думаю. Те преподаватели, от которых мне приходят некоторые ученики, те, кого я недоуменно спрашиваю: "Но как? Как могло выйти, что вам об этом не рассказали? Это же основы" - не принадлежат ли они к той самой противоположной группе. Говорить - страшно, говорить - тяжело, поэтому мы будем учиться говорить, говорить, говорить. Как угодно, как попало, пусть даже одними инфинитивами, лишь бы хоть как-то говорить. Не будем исправлять ошибки, не будем даже упоминать саму возможность ошибки, все что угодно, лишь бы не возник страх, лишь бы не появился языковой барьер. А грамматика - ой, ну что грамматика, захочет - как-нибудь сядет и сам подучит, что там учить. Я этот подход мягко говоря порицаю, но, пожалуй, понимаю, если это действительно так.

И еще - неа, я не считаю, что быть мной в этом плане непременно лучше. Кто бы знал, сколько раз за годы студенчества я, услышав про то, какая я одаренная, но ленивая, думала, что готова с радостью обменять часть своей одаренности на хоть какой-то кусочек усидчивости. Без усидчивости язык толком не учится, нахвататься по верхам, чтобы произвести впечатление в компании не лингвистов - да, нормально говорить - нет. Хоть ты лопни, хоть ты тресни, хоть ляг на пол и побейся в истерике, навыки закрепляются большим количеством повторов, три формы глаголов зубрятся, новые слова заучиваются наизусть, с любой памятью и с любыми вспомогательными средствами все равно в какой-то момент приходишь к тому, что просто садишься и учишь. И способность человека вот так взять и выучить, не устраивая из этого драму и не пытаясь смухлевать и вырулить за счет хорошо подвешенного языка - в моих глазах это очень круто.
kaffeesahne: (Schwarz-weiss)
Мне часто встречается утверждение, что преподаватель должен в числе прочего мотивировать ученика. Возможно, я как-то не так понимаю процесс мотивирования, но когда я пытаюсь примерить это на себя, я понимаю, что извините, нет. Я не коуч, не мотивационный тренер, я преподаватель, и я работаю со взрослыми людьми. По-моему, взрослый человек должен сам, без моего вмешательства, понимать, чем, почему и для чего он хочет заниматься. То есть, безусловно, я стараюсь давать материал интересно. Я подбираю примеры, которые, как мне кажется, могут помочь в запоминании. Я подбадриваю, хвалю за успехи, напоминаю, что ошибаться в процессе учебы - нормально, мы же учимся. Я вспоминаю забавные истории, и какие-то дополнительные сведения, и подбираю лексику и темы для обсуждения под каждого конкретного ученика, насколько это возможно. Это довольно забавный момент - открывая файл с какими-нибудь грамматическими упражнениями, я практически сразу вспоминаю, для кого эти упражнения были составлены изначально, потому что там обязательно будет какая-нибудь пасхалка прицельно для этого ученика. То есть, да, я хочу, чтобы на моих занятиях было интересно и комфортно. Но мотивация мне кажется все-таки делом сугубо личным. Если кому-то не по кайфу процесс изучения языка сам по себе, или имеющиеся причины учить язык кажутся недостаточно убедительными, чтобы вовремя сделать домашнее задание - нет, я не считаю себя ответственной за это. Собственно, это одна из основных причин, почему я работаю только со взрослыми.
kaffeesahne: (Brille)
Продолжая говорить о неумении говорить. Не знаю, как другим переводчикам, мне сложнее всего переводить людей, выступающих примерно так: "Я вам сегодня, в этот день, хочу рассказать, так сказать, поведать, о новой методике, которую мы, я хочу сказать, наш НИИ, разработал, методику, новую, о которой я хочу рассказать, сегодня, о методике, нашей разработанной новой, нашем, так сказать, ноу хау, которое мы разработали, новую, и эта методика, о которой я хочу рассказать, она новая..." Переводить это синхронно, все, как есть - слушатели подумают, что ты забыла язык, на который переводишь, переводить последовательно, выдавая только смысл - слушатели замечают, что рассказчик эмоционально о чем-то говорил пять минут, а ты уложилась в несколько слов, и думают, что ты пропустила часть рассказа, возможно, важную - не может же быть, чтобы все это время и так эмоционально, с жестами, человек говорил ни о чем. А человек может, и дольше, полчаса промусолит какую-то одну мысль, а до сути так и не дойдет. Но вот что я сейчас думаю: и русские, и немцы, с которыми я работаю, все не профессиональные говоруны. Совсем нет. Но среди русских тех, кто говорит вот так - чуть ли не каждый второй. Это может быть умный человек, хороший специалист, милый и приятный, но на то, чтобы извлечь из него информацию о том, что же именно он имел в виду, уходит несколько часов и километр нервов. И их, таких - толпы. Массовая эпидемия какая-то. А вот среди немцев я таких не помню ни одного. Это не значит, что их нет совсем, но лично я за все время не сталкивалась. Они могут говорить слишком быстро, невнятно, на диалекте, злоупотреблять профессиональным жаргоном, из лучших побуждений делать специально для меня паузы, увы, в самых неподходящих местах: "Почему Элена молчит? - Она ждет глагола" - реальный диалог на одной из встреч), они могут даже отвечать не на тот вопрос, который им задали, а на тот, который им кажется, им хотели задать, но вот чтобы немец начав говорить запутался в трех словах, я не помню. Ни разу.
Я это связываю с жесткой конструкцией самого немецкого предложения - там не представляя себе заранее всю фразу, которую собираешься произнести, лучше рот вообще не открывать. Или говори четко, или не говори никак. (Я вас умоляю, не рассказывайте мне байку про переводчика и nicht в конце предложения, я ее знаю и она мне кажется довольно странной по целому ряду пунктов). Напрашивается множество выводов, но я не уверена в их правильности.
kaffeesahne: (Ernst)
Каждый день в мире умирает около ста пятидесяти тысяч человек.

Какие-то из этих смертей, возможно, разрушат весь ваш привычный мир. Какие-то потрясут. Какие-то расстроят на несколько минут. Какие-то оставят равнодушными. О большинстве из них вы, очевидно, никогда не узнаете. И это нормально. Невозможно было бы оплакивать каждого из 150 000 человек.

Если чья-то смерть вас так или иначе зацепила, возможно, вы замкнетесь в своем горе. А возможно, вам захочется о нем говорить, и говорить, и говорить. Или упомянуть одной строкой. Или сделать символический жест: сменить картинку на юзерпике, перечитать какую-то книгу, пересмотреть фильм, послушать песню, выпить одному или с друзьями - да что угодно, лишь бы помогло справиться, и, конечно, это будет что-то, что поможет лично вам, все люди разные, не существует какого-то универсального рецепта. И даже если вы не так, чтобы правда что-то почувствовали, но вам в эту секунду показалось, что какой-то символический жест это то, что дОлжно - ну и хорошо, ну и ладно.

Можно вспомнить годовщину. А можно не вспоминать - если вспоминать каждую годовщину, то вспоминать придется каждый день, по сто пятьдесят тысяч раз. Но можно про что-то вспоминать, а про что-то не вспоминать.

И еще есть домашние животные, кот, который 20 лет был членом твоей семьи, может быть ближе и дороже, чем незнакомый человек.

Но как же мерзко, как непередаваемо омерзительно гадко, когда начинают тыкать горюющих палочкой: " А что, ты тут правда что ли горюешь? Что ли вот по этому поводу? А почему именно так? А я вот не горюю. А мне кажется, что и тебе не надо. Мне вообще кажется, что так, как ты горюешь, горевать не надо, сделай это как-нибудь по-другому, а мы посмотрим, правильно ты погоревал в этот раз или лучше как было". Или начинают сравнивать, что вот, скажем, певца оплакивали три дня, а, например, ученого оплакать забыли, несправедливо, а ну-ка давайте по секундомеру всем поровну. А что это вы в честь одного самолета поменяли юзерпики, а в честь другого нет, как вам не стыдно. И поминая Васю не забудьте помянуть Петю, потому что иначе мне кажется неправильно. И вообще, вы сдурели что ли оплакивать писателя, книги которого лично мне не нравились. Вот от этого мне хочется орать в голос: "Сука-сука-сука, убей себя об стену", хотя я сама человек довольно черствый и незнакомые покойники меня расстраивают скорее редко. Я даже понимаю, как примерно работает это желание единообразия и слития в экстазе всех со всеми, для социальных зверей это, кажется, даже нормально. Но если уж считаешь себя человеком разумным, то со звериными инстинктами надо же иногда что-то делать. Какая-то минимальная эмпатия, какой-то базовый такт, какие-то элементарные представления о личных границах, вот это все.

По какому именно поводу и в какой именно форме горевать или не горевать - абсолютно личное дело, пожалуй, самое личное дело из всех. Тут можно или выразить соболезнование и сочувствие, или аккуратно промолчать. Молчание это вообще очень уместная реакция во многих случаях и это не так сложно, как может показаться.

Profile

kaffeesahne: (Default)
kaffeesahne

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:53 am
Powered by Dreamwidth Studios